Конкурсы для педагогов и детей

23 февраля в кадетском корпусе. Сценарий

Сценарий День защитника Отечества «Созвездие солдатской доблести» посвящается: памяти погибших в Афганистане и других «горячих точках» (23 февраля)
Цель: воспитывать патриотические чувства учащихся кадетского корпуса.
Задачи:
1. формирование представлений о воинском долге и верности Отечеству, формирование опыта нравственного поведения личности;
2. эмоциональное стимулирование патриотических чувств воспитанников через приобщение к воинским традициям;
3. развитие у учащихся умений аргументировано отстаивать свою точку зрения;

Участники: учащиеся 5-11 классов отделения кадетский корпус «Спасатель», воспитатели, педагоги.

Чтец:
Что нам до жизни, коль служит расплатою Честь,
Та, что рубиться заставит и мертвые руки.
Что нам до смерти и мук, если есть
Ради кого принимать даже смертные муки?
Тех, кто в жестоком бою не гадал, что почем.
Боги, бывает, хранят и своим ограждают мечом.
Кончится бой, и тогда только время найдешь
Каждому голосу жизни как чуду дивиться.
Тихо баюкает дерево дождь.
Звонко поет, окликая подругу, синица.
Вешнее солнце капель пробудило лучом…
Павших друзей помяни. И живи. И не плачь ни о чем…

Ведущая. В зимнем месяце феврале, когда еще лютуют морозы и метут метели, мы празднуем День защитника Отечества. Праздник этот очень торжественный, ведь в самом сознании его заложено благородное стремление и обязанность защищать Родину. А еще этот праздник близок к каждой семье. В этот день принято поздравлять мужчин- воинов: и бывших – дедушек, и нынешних – пап и будущих – своих братьев, одноклассников и просто знакомых мальчишек. С давних пор так повелось: как только шел на нашу землю враг, все русские люди, и стар, и млад поднимались на борьбу. Известно всем, что победу всегда приносят храбрость и военное искусство вместе сложенное.

Ведущий. Бывают события, даже весьма значительные для своего времени, которые стираются из памяти людей и становятся достоянием архивных хранилищ. Но есть события, значение которых не тускнеет от неумолимого бега времени. Напротив, с течением времени наиболее четко вырисовывается их величие. Память об этих событиях неподвластна бегу времени – бережно хранимая и передаваемая из поколения в поколение.

Ведущая. Память о прошлом… Нет, это не просто свойство человеческого сознания сохранять следы минувшего. Память- это связующее звено между прошлым и будущим. Память не нейтральна, не пассивна. Она учит, призывает, убеждает, дает силы, внушает веру.
15 февраля 1989 г., последние воинские части 40-ой армии были выведены из Афганистана.

Ведущий. Сегодня, говоря о событиях тех лет, необходимо помнить, что это было время «холодной войны», жестокого противостояния двух систем.
Война в Афганистане продемонстрировала лучшие качества российского воина – товарищества, взаимопомощь, храбрость, героизм, глубокое чувство патриотизма. Для военных людей понятие «патриотизм», «воинский долг», «подвиг» неразрывно связано. Истинный патриот любит свое Отечество не зато, что оно дает какие – то блага, а потому, что это его Родина. И поэтому он верен ей в самые тяжелые минуты. Мужество требовалось от солдата ежедневно, ежечасно.
Главная отличительная черта нашего воина заключается в том, что любовь к Родине всегда была выше страха, смерти.

Звучит баллада «О 20-ти летних».
Посвящается двадцатилетним.
Прожившим так мало.
Прожившим так много.
Я словно в пропасть, в утренний туман
Ныряю, не задерживаясь долго.
Горит Чечня, горит Афганистан,
Как 43-ем том горела Волга.
И улетают секунды в прошлом,
Им обратной дороги нет.
Что с того, что мы мало прожили,
Что с того, что нам 20 лет.
Захватили житейские хлопоты,
Мы идем на встречу ветрам.
Нам порой не хватает опыта,
Не хватает нежности нам.
Не хватает написанной песни,
Не хватает не прожитых дней.
И еще никому неизвестно,
С чем я встречусь в жизни своей.
Может быть, через год, через месяц,
Через день, через час, через миг
Мне придется судьбу свою встретить,
Оценить, что узнал, что достиг.
Разграничить: что было и стало,
Разделить темноту и свет,
Что с того, что мы прожили мало,
Что с того ,что нам 20 лет.
Мы с рождения не опоздали,
И на нас хватает сейчас
И дорог безопасных едва ли,
И боев хватает на нас.
Тишина. Перебор гитарный…
А не за эту ли тишину
Погибают российские парни,
Не по песням узнав про войну.
Да возможно ль такое, возможно ли?
Да. Возможно. Сомнений нет.
Что с того, что мы мало прожили ,
Что с того, что нам 20 лет.
Мы порою грубы, простите.
В сердце каждого свой тайник.
Но спросите у нас, вы спросите,
Что мы думаем в этот миг.
В миг, когда еще выжить пытаемся,
Замерзая в кровавом снегу,
И с последней гранатой взрываемся,
Чтоб живым не достаться врагу.
И сияет в глазах поблеклых
Отголоском счастливых снов
Небо синее, словно в окнах
Деревенских российских домов.
И поверьте словам, вы поверьте
Нашим мыслям в последнем бою.
Говорят, что в миг до смерти
Вспоминаешь всю жизнь свою.
Руки матери, запах хлеба
Скрип калитки в ночной тишине,
Голубое российское небо
В небольшом деревенском окне.
Голубые снега России,
Разве есть, что-нибудь родней
Разве есть, что-нибудь красивей,
Разве есть, что-нибудь милей?

… И ВСЯ ЖИ
ЗНЬ[/b]
Психологическая драма в одном действии
ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА:

Ирина Петровна,
Николай Иванович – родители Игоря.
Игорь – их сын.
Лиина – девушка Игоря.

По ходу действия герои пьесы освещаются прожекторами. По воле режиссера сменой цвета или затемнением может быть подчеркнут драматический накал пьесы.

Поскольку в данном эпизоде выступление героев происходит последовательно, лучом прожектора освещается то левая, то правая половина сцены. Ирина Петровна и Николай Иванович сидят на стульях лицом к зрительному залу.


Николай Иванович. Боже! Как давно это было! Я увидел ее в метро. Она стояла у двери и улыбалась, читая какую-то книгу. Видимо, почувствовав мой долгий взгляд, незнакомка подняла глаза и горячая волна пробежала по моему телу. Промелькнуло название остановки, до которой я ехал, а я все стоял и смотрел на нее, не решаясь подойти и заговорить. Незнакомка это сделала сама. Закрыв книгу она приблизилась ко мне, и улыбаясь кончиками губ, очень серьезно поинтересовалась: что вы на меня так смотрите?
- А что, нельзя, что ли? – спросил я грубовато.
- Почему же, смотрите, - ответила она просто.
Мы вышли. У меня появилось ощущение небывалой легкости. Хотелось петь, дурачится, шутить, куда-то бежать. Она рассказала, что учится в библиотечном на третьем курсе. Очень любит живопись, музыку. Родом из Новосибирска. И зовут ее Ирина.

Ирина Петровна. Так мы начали встречаться с Колей. Он был старше меня и учился на пятом курсе института. Коля был необыкновенно застенчив и совестлив и почему-то стеснялся столь редких человеческих качеств. Я ловила его влюбленные взгляды и всякий раз, пойманный с поличным, он отворачивался и густо краснел.
Через три месяца Коля сделал мне предложение.

Николай Иванович. Ириша согласилась выйти за меня замуж! Что сбыло со мной! Я старался сдержать себя, прятать во внутрь рвущееся наружу счастье, но это было бесполезно. Я радовался, как радуется щенок хорошей погоде. Улыбка не сходила с моего лица.
Свадьбу отметили скромно. Были близкие друзья и мама.
Чудесное было время! Мы часами бродили по старым кривым переулкам Москвы, взявшись за руки, и заглядывали друг другу в глаза.

Музыка из к/ф «Мужчина и женщина»

Николай Иванович. Накрапывал осенний дождичек. Мы шли по улице, возвращаясь из кино. Ира вдруг прильнула ко мне и зашептала:
- Слушай, Коля! Слушай! У нас, наверное, будет маленький!
Я остановился ошеломленный и счастливый. Новое неизведанное чувство охватило меня. Я отец! И у меня будет маленький! Как же здорово, что у нас будет маленький!

Ирина Петровна. Я совсем обалдела от счастья! Я держала в руках крохотный комочек, вглядывалась в обезьянье личико, рассматривала тонкие ручонки и любовь к этому существу пронизывала меня с головы до ног. Хотелось прижать к груди эту чмокающую и сосущую обезьянку, растворить в себе, уберечь от посторонних взглядов, от дуновения ветерка.

Николай Иванович. Какое же великое чувство – чувство материнства заложено в женщине! С рождением Игорька смысл жизни, все помыслы и разговоры сфокусировались на сыне.
Мое чувство к сыну не было таким всепоглощающим, как у Ирины, но я с удовольствием возился с ним, пеленал и чем мог помогал по хозяйству.

Ирина Петровна. Он пошел, мой мальчик! Смешно перебирая кривоватыми ножками, он пересек комнату и, обернувшись, посмотрел на меня. Ах ты, колобок! Настоящий мужчина!
Как мне хотелось, чтобы детство – это лучшая пора жизни длилось дольше, а будущее было так же полно любви, как настоящее.

Николай Иванович. Растет, растет, Игорек! Складывает большие фразы, пытается рассуждать. Забавный малыш! Я к нему все больше и больше проникаюсь. Да и можно не любить такого чудесного мальчишку! Он добрый, отзывчивый.

Ирина Петровна. Нет! Время, к сожалению, летит! Сынуля одел школьную форму. Учеба ему дается легко, у Игорька хорошая память. Учительница хвалит его за сообразительность.
В школьной форме он выглядит несколько старше, серьезнее.

Николай Иванович. Удивительно устроен человек! Нас часто радуют незначительные события больше, чем значительные.
Игоря вызвали в военкомат. Когда я его спросил о чем был разговор, он стушевался, а потом сказал: нас там распределяли кого куда. Я дал согласие в десант. Не говори маме.

Ирина Петровна. Вчера Игорю звонила девушка. Откуда-то пришло неприятное чувство: значит ему кто-то может нравится? Значит, надо с кем-то делить его любовь? Как сложно быть матерью взрослого сына!

Николай Иванович. Вот и кончилось детство. Игорь получил аттестат и устроился на завод учеником слесаря. Я два раза встречал его с девушкой. Симпатичная такая, курносенькая. Игорю по плечо.

Звук трубы. Стук поезда.

Ирина Петровна. Пережить бы! Не сломаться! Никогда у меня не было такого жуткого настроения. Не знаю, сколько бы я пробыла в таком состоянии, если б не телефонный звонок. Звонила девушка Игоря – Лина и прерывающимся голосом пролепетала: Афганистан. В мозгу билась мысль: беги, беги, действуй пока не поздно! Делай что-нибудь! Ноги как ватные. Пересилив себя побежала к военкомату. Мне там сообщили, что только недавно группу отправили на вокзал. Успею, успею! – билось у виска. Я чувствовала, как сердце колотит в груди. Подступала тошнота.
На вокзале толпа возбужденных плачущих матерей металась по платформе, но доступ к вагонам надежно перекрыли такие же как и сын юнцы в красных погонах. Я заметила Игоря издалека. Он шел крайним в строю и беспомощно озирался на бушующую толпу женщин. Я привстала на носках и закричала:
И-го-рек!!
Игорь повернулся и помахал рукой.
Пи-ши!!
Хо-ро-шо, мама!
А к платформе уже подавали грязно-зеленый состав.

Освещается лицо Игоря, обращенное к зрителям.
Он читает письмо к родителям.


Игорь. Здравствуйте, мои родные мама и папа!
Мой вам солдатский привет!
Извините, что редко отвечаю на ваши письма – служба. Пока я все так же нахожусь в Кабуле, охраняю военную технику.
К военной службе почти привык, если можно привыкнуть к жестокому режиму и беспрекословному подчинению. Появилось много друзей. Особенно близко я сошелся с одним азербайджанцем: Русланом Азизовым. Вообще, ребята у нас во взводе подобрались что надо! Если б еще не «деды»…
Мама, я очень хочу, чтобы ты познакомилась с моей девушкой – Линой. Я тебе о ней рассказывал, да и сама ты несколько раз говорила с ней по телефону.
Лина славная девочка. Мне кажется, что она меня здорово любит, хотя никогда мне об этом не говорила. Она тебе должна понравиться, потому что ч твой сын и люблю ее. Ты согласна? Я напишу ей, чтобы она тебе позвонила.
Целую. Игорь.

Сцена освещена. Друг против друга сидят Ирина Петровна и Лина.

Ирина Петровна (изучая Лину). Вот вы какая! У Игоря хороший вкус!
Лина. Правда? А мне мама говорит, что я страшненькая.
Ирина Петровна (улыбается). Чтобы не зазнавалась. Для мамы ты всегда самая красивая. Если можно я на «ты». Не возражаешь?
Лина. Нет!
Ирина Петровна. Рада твоему приходу! Рада! Как-никак любимая подруга Игоря. Как будто и он здесь незримо присутствует.
Лина. Спасибо на добром слове. Игорь никогда не говорил мне о любви.
Ирина Петровна. Нам в письме так и пишет: Я люблю ее!
Лина. Правда? Как здорово! Я догадывалась! Я знала!
Ирина Петровна. А как родители твои относятся к вашей дружбе?
Лина. Раньше нормально. А сейчас видят, я сама не своя – ругают. Говорят – это блажь. Должна пройти. И чем скорее, тем лучше. Переживают за меня.
Ирина Петровна (задумчиво). Нет! Настоящее чувство оно не проходит! Даже наоборот, при разлуке крепнет. Если настоящее.
Лина. Там страшно?
Ирина Петровна. Там стреляют, девочка моя! Там стреляют! А сын у меня один. Вот когда у тебя будет сын ты узнаешь настоящую любовь: любовь матери.
Лина. Я часто вижу один и тот же сон. Я вижу Игоря счастливого и улыбающегося. Он идет мне навстречу, протянув руки, а в спину ему целится страшный человек. Я кричу Игорю, а он идет ко мне, и ничего не видит. Ужасный сон!
Ирина Петровна (про себя). Сон! А я живу как во сне. Галлюцинации. Эта повседневная мука общения с призраком.
Какое безумие! Ради каких высших интересов люди убивают друг друга? Чем можно оправдать убийство? Нет, нет! Так не должно быть! Не должно! Это противно человеку!
Лина (тихо). Однако, стреляют… И убивают… И плохих и хороших. И злых и добрых…
Ирина Петровна (как эхо)… и злых и добрых…
Лина (прижимаясь к Ирине Петровне). Вдруг с НИМ что-нибудь случится?
Ирина Петровна. Нет! Нет! Не надо об этом! У Игоря все будет хорошо. Я верю в это! Слышишь?! Верю!!. Послушай меня, девочка, надо думать только о хорошем, иначе невозможно жить. Ты меня понимаешь?
Лина. Да, понимаю.
Ирина Петровна. Вспоминай, что было. Как учились, как дружили. Все остальное выбрось из головы. (Кричит) Я тебя прошу! Ты меня слышишь?
Лина. Да.
Ирина Петровна (порывисто обнимает Лину). Ты помни о нем, помни! Вспоминай! Чувство ведь на расстоянии передается. Любовь спасает! Она как броня. Раньше Ангелы-хранители берегли, а сейчас – любовь. Понимаешь?
Лина. Да.

Медленно гаснет свет. Пауза. Вспыхнувший свет прожектора выхватывает из темноты лицо Ирины Петровны. Она стоит некоторое время, прикрыв глаза,
Затем обращается к зрителю.


Ирина Петровна. Я услышала продолжительный звонок в дверь и вздрогнула. Открыв дверь, я увидела на площадке двух мужчин и женщину. Высокого подполковника, я его узнала сразу, из военкомата, лейтенанта – участкового и небольшого роста женщину в белом халате.
Я пропустила гостей и прислонилась спиной к двери. Противно задрожали ноги.
Подполковник смял фуражку и, глядя мне прямо в глаза, произнес:
- Я прошу вас быть мужественной, Ирина Петровна. Мне выпала неприятная миссия сообщить вам, что выполняя интернациональный долг…
Я поняла с чем нагрянула ко мне эта кавалькада.
…геройски погиб ваш сын Игорь Снегов…
Подкосились ноги. Раздавила полная опустошенность. Я никого не видела, хотя вокруг говорили и полковник, вертя фуражку, о чем-то меня спрашивал.
Тишина пришла откуда-то со стороны. Ужасно захотелось спать, свинцово-тяжелые веки давили на глаза и у ключицы слышно ударяла кровь: спать, спать, спать…
Окутало безразличие, только где-то на самом дне пустота переходила в зудящую боль. Физическую, как зубная.
Я услышала как хлопнула входная дверь. Ушли! Слава Богу, ушли!.. Игорек убит… Что за глупость! Этого не может быть! Моего мальчика? За что? Что он кому сделал? Могут ли у матери отнять единственного сына? Кровинку! Плоть от плоти! Конечно, нет! Здесь какая-то ошибка! Он же писал, что служит в Кабуле и в военных действиях не участвует. Где они эти письма? Вот они.
… Ты, мамочка, за меня не беспокойся. Служу в Кабуле, в охране. В боевых действиях не участвую…
Не участвует! Ошибка! Конечно ошибка! Я почувствовала тупые удары в висок, железным обручем охватило голову. Боль была настолько нестерпима, что я закружила по комнате в нелепом танце и сама собой вырвался крик на высокой безобразной ноте.
И – и – и!!!
Костлявые пальцы ужаса перехватили горло и давили, давили, прерывая дыхание, пока сознание окончательно не растворилось в черной, как деготь, пустоте.

Затемнение. Пауза. Лиловый свет. Или такой, который называется «потусторонним». Незримая черта разделяет трех человек. По левую сторону Николай Иванович и Ирина Петровна. По правую Игорь.

Игорь. Нам говорили: так нужно! Мы шли вперед, высаживались с «вертушек» и плавились на броне БТР-ов. Так нужно! Защищая революцию – ты защищаешь Родину – говорили нам. И мы защищали революцию, теряя друзей и веру в добро, потому что война – это узаконенное убийство! Что мы понимали в большой политике, вчерашние школьники! Так нужно! И мы стреляли и подставляли себя под пули, потому что защищали Родину. А Родина была там, далеко от этих гор и выжженной серой земли. И мы умирали, не омочив кровью землю древнего Смоленска или Курска, на горных кручах в осыпе красных камней. Так нужно!
Ирина Петровна (протягивая руки). Игорек, родной, ты жив?
Игорь. Меня нет, мама! Меня нет с 20 февраля. После того боя на перевале Саланг.

Ирина Петровна прикрывает лицо руками.

Николай Иванович. Ты писал Игорь, что не участвуешь в боевых операциях. Значит, ты обманывал?
Игорь. Ложь во спасение. Я любил вас.
Ирина Петровна. Не надо, Игорек! Не надо! Я не верю. Поди сюда, что же ты там стоишь один?
Игорь. Я не могу, мама, я далеко от вас.
Николай Иванович. Как это произошло, сынок?
Игорь. «Духи» окружили нас. Я пытался вынести из-под огня раненого Сашу Горелова – своего друга. Он лежал на открытом месте с перебитыми ногами. Я покинул укрытие и пополз к нему. Пуля ударила мне в голову, папа.
Ирина Петровна (заламывая руки). Не уходи, сынок, мой родной!
Николай Иванович (горестно). Что же ты не уберегся, Игорек? Вместе с тобой убили и нас!
Игорь. Вам еще жить, отец. Вы с мамой молоды.
Николай Иванович. Не говори так! Откуда этот язык старца?
Игорь. Я прожил здесь сто лет. Я действительно стар. Я увидел и пережил столько, что хватило бы на две жизни.
Ирина Петровна (качает воображаемого ребенка). Спи, маленький. Спи! Ты врастешь большой и красивый. У тебя будет долгая и счастливая жизнь. Будет невеста, жена, будут дети. Ты будешь очень любить детей. Ты добрый.
Игорь. Я убивал, мама. Я не знаю, за что я их убивал. Наверное затем, чтобы не убили меня. Мы озлоблены. Смерть товарищей озлобляет. А злоба плохой советчик, она туманит рассудок.
Ирина Петровна. …Какой славный, кудрявый! Расти, я буду читать тебе сказки. Говорят, они уводят, сказки. Нет, они помогают жить. Жизнь без сказки скучна и не интересна. Баю, баюшки…
Николай Иванович. Страшно было, сынок?
Игорь. Было страшно, папа, и мерзостно. Некоторые не выдерживали. Я одного тащил на себе. После обстрела он не мог ходить – от страха отнялись ноги. От него плохо пахло.
Ирина Петровна (выпрямляясь, кричит). Я не верю! Я не верю ни одному твоему слову! Ты лжешь! Ты лгун! Надо смертельно ненавидеть человека, чтобы принести ему столько горя!

В ответ – молчанье.

Николай Иванович. Ира! Ирочка! Успокойся, милая моя! Разве Игорь в чем-то виноват перед тобой? Это мы виноваты перед ним, произвели не вовремя на свет. Только мы!
Игорь. У меня был друг Руслан Азизов, я писал вам про него, он погиб тремя днями раньше меня. Мой друг был верующим и знакомил меня с Кораном. Я запомнил строчки оттуда. Когда пророка спросили, что ему дороже всего на свете, он ответил – мать! Я не пророк, но для меня ты тоже была самым дорогим человеком, мама! Я все время думал о тебе и мысленно держал за руки. Прости меня!
Ирина Петровна (отрешенно). А помнишь эти долгие зимние вечера? Ты сидел, прижавшись ко мне, а я гладила твою беленькую головку и рассказывала разные истории? Такое не забывается! Правда, сынок? Как давно это было и как недавно. А наш парк, где мы так любили гулять втроем? Ты катался на карусели и всегда садился на красную лошадку с голубой гривой. Помнишь?
Игорь. Да, мама, я помню!
Ирина Петровна. Ой, лихо! Не уходи! Плохо мне без тебя. Ой как плохо! Не уходи, сынок мой родной!
Игорь. Я уже ушел, мама. Меня нет!
Николай Иванович. Мне трудно говорить с тобой, Игорь. Ты знаешь какую-то тайну, которой не знаю я. Ты ускользаешь от моего понимания.
Игорь. Я мало жил, отец. Но у меня был ты и мама, и я был счастлив. Я не все воспринимал, но был честен перед вами, перед собой. А вы жили по общим законам, как все. На многое закрывали глаза, говорили с чужого голоса и вовлекали меня в эту игру.
Здесь, в Афганистане для меня открылись многие истины. Совсем другим стал мир ценностей, мир добра и зла.
Если б я пришел домой, то пришел бы другим. Возможно далеким от вас. Да, да! Я не оговорился, нам не просто было бы найти общий язык.
Николай Иванович. Разве мы тебя учили плохому?
Игорь. Нет! Вы учили меня, как надо жить, но никогда не говорили о той цене, которую должен платить человек за это.
Ирина Петровна. Я не понимаю, о чем ты говоришь, Игорек. Подойди, обними меня. Зачем ты мне делаешь больно?
Николай Иванович. Его нет, Ириша! Его нет, родная! Нет Игорька!
Ирина Петровна. Я вижу его! Я с ним разговариваю! Вот он! Посмотри! Игорек! Взгляни на меня!

Игорь поворачивает голову на зов.

Ты видишь, видишь! Он смотрит сюда! Он смотрит на меня!
Игорь. Ты права, мама. Я был и есть. Но я не могу припасть к троим рукам и целовать их. Вы живете мной и я умру, когда не будет вас. У меня будет долгая жизнь, мама. Прощайте!

Удаляется в темноту. Пауза. Ирина Петровна выходит на середину сцены. Прожектор освещает лицо.

Ирина Петровна. Будь проклята эта война, поглотившая наших сыновей! Будьте прокляты все войны мира, уносящие жизни детей, калечащие душу и сердце МАТЕРИ!
Кто сумеет осушить наши слезы, воскресить жизнь и пригреть беспросветную старость? Разве сумеют это сделать люди, посылающие наших сыновей убивать?
Жизнь – это счастливый миг, дарованный судьбой и никто не вправе загасить искру Божью! Человек родится для счастья – дайте ему это счастье! Счастье любить и быть любимым! Счастье не убивать себе подобных!..
Дети наши! Ушедшие дети! Мы, матери мира, виноваты перед вами. Мы должны защищать вас, как звери защищают своих детенышей: до последней кровинки, последнего дыхания.

Медленно гаснет свет.

Простите нас!.. Дети наши!..

Тихо звучит песня: «…только кажется порой, они должны к нам возвратиться…»

Ирина Петровна медленно отступает назад. Сзади выходит девушка в светлом, они смотрят друг на друга, меняются местами. Девушка выходит вперед, Ирина Петровна остается сзади.
Исполняется песня «Мой сынок»
Во время песни из за кулис выходит Игорь. Они с Ириной Петровной разыгрывают на заднем плане сцену встречи сына и матери, вальсируют. В конце песни Игорь уходит Ирина Петровна остается на сцене.


Ведущий. Пройдет несколько лет и вырастут наши мальчишки. Служба – дело ответственное. Много знаний и умений нужно приобрести, чтобы служить потом достойно. Поэтому не теряйте времени, начинайте уже сейчас.

Чтецы.
Брат сказал мне:
«Не тужи! Подрастешь – пойдешь служить,
А сейчас пока играй. Ум и силу набирай».
Я свои задачи знаю:
Папе с мамой помогаю
Нянчить младшую сестру,
А еще люблю игру,
Игру полувоенную, необыкновенную!
С автоматом я хожу,
Будто в армии служу
Сам себя вожу в строю,
Сам команды подаю.
Я в своей родной квартире,
Как на службе строевой:
Командир на командире,
Я один здесь рядовой.
Всем я должен подчиняться,
По приказу одеваться,
По приказу умываться,
Ровно заправлять кровать,
По команде спать ложиться,
По будильнику вставать.
Я в своей родной квартире
Как на службе строевой:
Командир на командире,
Я один здесь рядовой.

Хор исполняет попурри.

Ведущая. Главной силой сегодняшнего Военно-морского флота являются ракетные подводные крейсеры стратегического назначения, оснащенные самым современным оборудованием и техникой. На них служат ваши отцы. Именно папы и старшие братья охраняют сейчас покой нашей Родины, а, значит, и своих семей, и в первую очередь своих детей, то есть вас.
Но никакое современное оборудование не заменит капитана корабля.

Чтец.
Лучше папы друга нет, поверьте,
Рядом он в кино и на концерте,
Даже в зоопарк не интересно
Без него идти.
И не даром мы решили с мамой,
Что мой папа добрый самый-самый,
Что нигде другого, вот такого,
Просто не найти.
Очень мы похожи – я и папа мой.
Жду я, чтоб скорее он пришел домой.
Вместе почитаем мы наверняка
Книжки Михалкова или Маршака.
Мне во всем охота папе подражать,
Даже ложку так же за столом держать.
С папой мы играем, с папой мы поем
Веселее вдвое, если мы вдвоем.

Исполняется песня «Капитан…»

Ведущая. Сегодня для вас на этой сцене вокальный ансамбль «Арсенал»

Выступает «Арсенал»

Хор исполняет «Кадеты МЧС»

Ведущая. На этом наш праздник подошел к концу. Ребята, будьте сильными, ловкими, смелыми, умными, находчивыми, мужественными. А самое главное – будьте нашей надежной опорой! До новых встреч!

Рекомендуем посмотреть:

Разработка внеклассного мероприятия на 23 февраля для 5-8 классов Сценарий спортивного мероприятия к 23 февраля для старшеклассников Внеклассное мероприятие к 23 февраля в 3 классе Турнир для учеников 1-7 классов

Похожие статьи:

Классный час на тему 23 февраля, 10-11 класс

Классный час в 9 классе на тему 23 февраля

Конкурсы к 23 февраля для учащихся 7-9 классов

Турнир рыцарей к 23 февраля в школе

Сценарий концерта на День победы в школе
Опубликовано: 324 дня назад (14 января 2016)
Просмотров: 1656
+1
Голосов: 3
Светлана Сергеевна Гомзякова # 14 января 2016 в 13:19 +1
Анна Сергеевна, добрый день!
Простите ради Бога за отрицательную оценку. Читала Ваш сценарий с мобильного телефона в пути и случайно нажала на стрелочку вниз!
Очень хорошо организованные мероприятие +1!!!!! Афганистан - это страшная живая рана на теле нашей Родины! И эта рана никогда не заичнется! Страшные события, которые происходили во время Афганской войны хорошо показаны в фильме Ф.Бондарчука "9 рота". До сих пор мондраж от первого просмотра!
В детях мы педагоги должны воспитывать чувства патриотизма, нравственности и чувство долго! Отличный сценарий! Спасибо!!!!
Анна Сергеевна Ямщикова # 14 января 2016 в 13:24 0
Светлана Сергеевна! Все понимаю! Всякое случается! Не переживайте!
Надежда Владимировна Швецова # 14 января 2016 в 17:30 0
Самые сильные места в сценарии - баллада о 20-летних и психологическая драма.Молодец!
Анна Сергеевна Ямщикова # 14 января 2016 в 20:27 0
Спасибо! Психологическую драму мы играем и как отдельное произведение. Даже участвовали с этой постановкой в международном конкурсе в номинации театр.
Владимир Александрович Сидоренко # 21 января 2016 в 15:20 0
Уважаемая, Анна Сергеевна, отличный сценарий мероприятия. Затронуты очень важные темы: патриотизм, самопожертвование и материнская любовь. Кто помнит прошлое - у того есть будущее.