Народный календарь на 7 октября

Приметы и народные праздники на 7 октября

Первомц. равноап. Феклы. Прп. Никандра пустынножителя, Псковского чудотворца. Прмч. Галактиона Вологодского. Прп. Коприя. Св. Владислава Сербского. Мирожской иконы Божией Матери.

Первомученица Фекла, ученица и последовательница апостола Павла, много претерпела страданий за святость свою и чистоту девичью. В 18 лет она обратилась в веру Христову и осознанно стала невестой Жениха Небесного, отказавшись от жениха земного. Вера во Христа помогала Фекле переносить муки и страдания от гонителей христиан и от тех, кто посягал на ее девство (Фекла отличалась прекрасной внешностью). Святую деву пытались сжечь на костре, но Господь послал дождь с градом, и огонь погас; дикие звери не растерзали Феклу, а лишь смиренно лизали ее ноги; пьяным юношам не удалось обесчестить святую деву — Господь разверзнул гору перед ней и в пещере укрыл ее от преследователей. До 90 лет дожила святая равноапостольная Фекла, проповедуя Истину, исцеляя страждущих плотью и духом и многих обращая ко Христу.

7 октября - Фекла-заревница, жареница, запрядальняя

На Феклу ночи темны, день убывает лошадиными шагами.

Всякий раз приходится удивляться точности народных наблюдений и особенно тому, что практически любое высказывание облекается в образную форму и таит в себе не один смысл, перекликаясь с другими сходными выражениями и с темами, характерными для данного дня, периода, вида деятельности. Только что приведенная приговорка, с одной стороны,— констатация очевидного факта: дни становятся короче, ночи длиннее и темнее. С другой стороны, измерение скорости убывания дня «лошадиными шагами» составляет одну группу с выражениями — «день прибывает / убывает на воробьиный скок, на куриный шаг» и т. п. С третьей стороны, акцент на темноте ночей именно перед днем Феклы-за- ревницы связан с приуроченными к этому сроку замолотками — началом обмолота хлеба, чему предшествует разведение огня в помещениях, где должны сушиться снопы. На ночном фоне особенно контрастно, а потому тревожно и даже зловеще воспринимаются яркие всполохи костров, целая вереница огней на окраине деревень — в протапливаемых овинах, ригах, гумнах.

В старину, по словам И. П. Калинского, «почти весь этот день употребляем был на песни и забавы, и только с полуночи зажигали огонь и при нем начинали молотить в овине. От этих-то огней или зарев святая Фекла и получила имя заревницы».

В последующие дни молотили по утрам.

Первый овин, как и первый сноп, называли именинником. Для именинного овина варили молотильщикам кашу: На заревницу хозяину хлеба ворошок (ворох), а молотильщикам каши горшок.

Сложа руки снопа не обмолотишь.

Цеп в руках, так и хлеб в зубах, а цеп из рук, так и хлеб из зуб.

В осеннюю пору без огня овина не высушить, но развести огонь в овине было непросто, требовались определенные знания и умение, поэтому поручалось такое ответственное дело опытным мужикам или старикам. И все же в крестьянской России овины горели сплошь и рядом, везде и каждую осень. Фекла зовется «заревницей» и по этой причине: от зарева пожаров.

Новгородцы опасались разжигать овины ранее определенного традицией срока: «Накануне дня Феклы-жареницы нельзя топить овин, иначе он сгорит». Крестьяне других мест старались и в день Феклы не начинать молотьбу и не разводить огонь в овинах, по крайней мере до полуночи. Овин-именинник в этот день отдыхал, его, как и молотильщиков, угощали, принося и оставляя в углу или возле места, где разводят огонь, горшок каши, пирог, иногда (в костромских селах) и петуха.

Народная фантазия наделила овин, гумно, ригу собственным духом — «хозяином», которого соответственно именовали овинник, гуменник, рижник (ригачник).

Спокойный в весенне-летний период, овинник начинает бурно проявлять себя поздней осенью, когда приступают к сушке и обмолоту снопов в натопленных овинах. Прежде чем начать протапливание помещения со сложенными снопами, такого «хозяина» старались всячески задобрить. Овин и овинник, в глазах земледельца, были неотделимы друг от друга, поэтому кормить или благодарить овин одновременно означало и угощать, благодарить его «хозяина». В селах Новгородской губернии при начале обмолота просили то ли у самого овина, то ли у обитавшего в нем духа разрешения для разведения огня и помощи в предстоящей работе: «Хозяинушко, батюшко, подсоби помолотить!», «Царь овинный, подсоби сушить овины и обмолотиться!» То же происходило и при окончании молотьбы: «Спасибо, хозяйнушко, батюшко, что пособил обмолотиться!».

О том, как выглядел или в каком виде являлся овинник людям, какие ему приписывались свойства, повествуют многочисленные былички о встречах с ним, о проделках или жестокой мести нечистого овинного духа нерадивым крестьянам и тем, кто не почтил его должным образом. Овинник обычно невидим, хотя иногда показывается в облике человекоподобного существа, облепленного мякиной и паутиной, с горящими, как у кота, глазами.

«Вот он сидит в нижней части строений, где разводят теплины и днем пекут деревенские ребята картошку,— сидит в самом углу подлаза днем и ночью. <...> Глаза у него горят калеными угольями, как у кошки, и сам похож на огромного кота, величиной с дворовую собаку, весь черный и лохматый. Умеет брехать по-собачьи и, когда удается ему напакостить мужикам, хлопает в ладоши и хохочет не хуже лешего. Сидеть под «садилом» в ямине (отчего чаще зовут его «подовинником») указано ему для того, чтобы смотреть за порядками кладки снопов, наблюдать за временем и сроками, когда и как затоплять овин, не позволять делать это под большие праздники, особенно в Воздвиженьев день и на Покров. <...> Топить овины в заветные дни гуменник не позволяет: и на добрый случай пихнет у костра в бок так, что едва соберешь дыхание; на худой же конец разгневается так, что закинет уголь между колосниками и даст всему овину заняться и сгореть. Не позволяет также сушить хлеба во время сильных ветров и безжалостно больно за это наказывает».

«Родственник» овинника — ригачник тоже считался опасным. Заонежские крестьяне верили, «что тем, кто топит в праздник ригу, он сворачивает шею или засовывает головою в каменку». По рассказу, широко бытовавшему в Калужской губернии, овинник, оскорбившись, «согнул в дугу силача, топившего овин в день Феклы Заревницы».

Загадки про овин со снопами:

• Стоит в поле Орина, рот разиня, три поля съела, еще голодна.

• Стоит волчище — выхвачен бочище, не дышет, а пышет.

• Стоит Петруха — соломенно брюхо.

• Из дыры да на плешь — говорят, когда высаживают снопы из овина на ток, где их обмолачивают.

Загадки про молотьбу:

• Над головой крутится,

в руках вертится,

стучит и гремит,

ничего не говорит.

 

• Лежат головы побиты, брюха вспороты.

 

• На поле на Арском,

на порубеже татарском,

лежат все побиты,

бороды побриты,

а брюха распороты.

В день святой Феклы бабы старались хоть немного попрясть, чтобы «впоследствии иметь охоту к этому делу. Согласно с сим и святая называется в народе Феклой запрядальной».

Чуть больше месяца назад (1 сентября) в церковном месяцеслове поминалась мученица Фекла (принявшая смерть в 304 г.). Отмечаемая теперь дата кончины другой Феклы дала основание к объединению в народном сознании обеих святых, к закреплению за ними одного дела (благодаря буквально срывающейся с языка полной рифме Фекла — свекла), тем более что в различных регионах свеклу убирали в разные сроки, и там, где уборка этого овоща приходилась на день первомученицы равноапостольной Феклы, звучали те же приговорки:

На Феклу дергай свеклу.

Пришла Фекла — копай свеклу.

В центральной России считалось, что на Феклу — последний день сбора царя грибов — боровика.

Рекомендуем посмотреть:

Народный календарь на 2 октября

Народный календарь на 4 октября

Народный календарь на 5 октября

Народный календарь на 1 октября

Народный календарь на 3 октября

Нет комментариев. Ваш будет первым!