Внеклассное мероприятие по литературе в начальной школе. Роман Харпер Ли

Обзор-этюд, посвященный роману Харпер Ли «Убить пересмешника». Возвращение пересмешника

Ход мероприятия

Это один из тех случаев, когда книга попадает в яблочко, а «яблочко» - это сердце. С такой книгой можно взрослеть. Книг, в основе которых лежит любовь, слишком мало.

Романистка Э. Спенсер

I. Организационный момент. Создание эмоционального настроя.

II. Вступительное слово ведущего.

- Добрый день, дорогие любители книги, пытливые путешественники по стране литературы! Сегодня мы приглашаем вас на встречу с новым именем, с новым произведением - романом Харпер Ли «Убить пересмешника».

Роман «Убить пересмешника» не простой, многоплановый и открывается не сразу. В книге есть над чем задуматься, с чем поспорить. Каждый может найти в романе что-то свое. Это, безусловно, хорошая книга, написанная талантливым, неравнодушным пером.

Благодаря блестящему переводу Норы Галь и Раисы Облонской в русской версии романа сохранены авторский стиль, точность и доступность изложения. Предлагаю вам отправиться в путешествие по страницам романа Харпер Ли. Мы вместе прочтем некоторые эпизоды, обсудим прочитанное. А ещё я расскажу вам о писательнице, создавшей этот роман. Готовы? Путешествие начинается!

III. Рассказ о Харпер Ли (рассказ может вести как библиотекарь, так и подготовленные учащиеся).

Ведущий. Харпер Ли родилась 28 апреля 1926 года в городе Монровилле, южный штат Алабама. Ее мать была домохозяйкой, отец - юристом. В детстве она была неуправляемым сорванцом: дралась на детских площадках, дерзила учителям, сопротивлялась любым нормам и правилам. В средней школе ей повезло с учительницей английского языка, которая сумела привить ей вкус к хорошей литературе и хорошему языку. После школы Харпер Ли поступила на юридический факультет Университета Алабамы, но не закончила его, решив стать писательницей.

11 июля 1960 года вышел первый (и, как оказалось впоследствии, единственный) роман Харпер Ли «Убить пересмешника». Никому неведомая южанка сотворила литературную сенсацию. Читатели открыли роман, в котором практически не было литературных просчетов. Динамичный сюжет с элементами захватывающего детектива и почти полное отсутствие описаний: природы, людей; живые, особенно детские, характеры и диалоги; чудесный сплав юмора и тонких наблюдений.

Роман «Убить пересмешника» сразу оказался в списке бестселлеров, где оставался в течение 88 недель. В 1961 году роман был удостоен Пулитцеровской премии. С I960 года было распродано более 30 млн экземпляров на 18 языках. Книга стала классикой современной американской литературы. В 1962 году роман был экранизирован. Роль Аттикуса в нем сыграл знаменитый Грегори Пек. Громкая слава никак не отразилась на авторе. Харпер Ли вела и до сих пор ведет тихую и закрытую частную жизнь.

Сначала рукопись, которую принесла в редакцию X. Ли, напоминала серию коротких разрозненных эпизодов-рассказов, а не связный роман. Два с половиной года X. Ли с помощью редактора Тэя Хохова переписывала и дополняла рукопись. Одним зимним вечером 1958 года X. Ли внезапно распахнула окно, и пять лет работы оказались внизу на грязном снегу. К счастью, через минуту она позвонила своему редактору. Грозный Тэй Хохов велел ей немедленно собрать все страницы. Так редактор спас книгу.

Несмотря на старания автора и редактора, роман так и остался произведением, состоящим из отдельных, вполне законченных новелл, объединенных сквозными героями и событиями. Не случайно хочется дать каждой главе индивидуальное звучное название.

IV. Выборочное чтение и анализ романа.

Ведущий. Открываем первую главу. Читаем:

«Незадолго до того, как моему брату Джиму исполнилось тринадцать, у него был сломан локоть. Когда рука зажила и Джим перестал бояться, что не сможет играть в футбол, он ее почти не стесняйся. Левая рука стала немного короче правой; когда Джим стоял или ходил, ладонь была повернута к боку ребром. Но ему это было все равно, лишь бы не мешало бегать и гонять мяч».

Такое интригующее начало нужно автору для того, чтобы быть уверенной: читатель заинтересован, он на крючке и не закроет книгу, пока не узнает, в чем дело.

Кстати сказать, таким приемом - вбрасывание заключительного, итогового события - X. Ли воспользуется еще не раз, потому что строит повествование по правилам любимой игры Джима - футбола: вбрасывание мяча - ход матча - гол!

Далее автор переходит на другой, пока размеренный, неторопливый ритм повествования, потому что ее цель в первой главе - дать развернутую экспозицию: познакомить читателей с местом событий и главными действующими лицами.

После вбрасывания итогового события (у Джима сломан локоть) автор возвращает нас в прошлое, и мы понимаем, что перед нами книга воспоминаний. О событиях 5-10-летней давности (в книге хронологические рамки обозначены так: «через много лет») рассказывает вполне взрослая девушка Джин-Луиза. Маленькой девочкой Глазастик (так звали Джин-Луизу в детстве) в возрасте 6-8 лет стала одной из участниц описываемых событий.

Вопрос для обсуждения. Почему в качестве рассказчицы выбрана Джин-Луиза?

(1. Х. Ли как бы идет вслед за сказкой X. К. Андерсена «Голый король» и считает, что устами младенца глаголет истина: дети умеют безошибочно опознавать неправду и чувствовать несправедливость.

2. Взрослая Джин-Луиза воплотила в слова чувства Глазастика и сумела осмысленно пересказать и оценить события. Такой прием придает роману достоверность.)

Ведущий. Читаем дальше:

«Мейкомб - город старый, он уже устал от долгой эюизни. В дождь улицы раскисали и под ногами хлюпала рыжая глина; тротуары заросли травой, здание суда на площади осело и покосилось.

Люди в те годы двигались медленно. Разгуливали по площади, обходили одну лавку за другой, все делали с расстановкой, не торопясь. В сутках были те же двадцать четыре часа, а казалось, что больше. Никто никуда не спешил, потому что идти было некуда, покупать нечего, да и денег ни гроша, и ничто не влекло за пределы округа Мейкомб».

Ничто, казалось, не предвещало в неспешном течении жизни захолустного, патриархального городка, население которого состояло из благородных семей, бедных фермеров, негритянского квартала и бомжей, где каждый знает все о любом из соседей (узнают друг друга по голосу!), будущих драматических событий.

«Наш дом стоял на главной улице жилой части города, нас было четверо - Аттикус, Джим, я и наша кухарка Кэлпурния. Мама умерла, когда мне было два года. Мы с Джимом считали, что отец у нас неплохой: он с нами играл, читал нам вслух и всегда был вежливый и справедливый».

Вопрос для обсуждения. Что можно сказать про семью? (Семья Глазастика не самая бедная, хорошая, старинная, интеллигентная.)

Так как дальше автор завалила читателей цифрами, давайте займемся подсчетами - нам они пригодятся - и определим приблизительный возраст наших героев.

Аттикусу около 50 лет (скорее всего - 47), он старый. Аттикус женился поздно, его жена была младше мужа на 15 лет. Таким образом, у немолодого отца - маленькие дети: Глазастику - 6 лет, Джиму - 10. К концу романа герои станут старше почти на 3 года.

Прочитав первую главу до конца, вы, несомненно, заметили, что главную роль X. Ли отдает детям; но вы наверняка заметили и то, что всегда рядом с Глазастиком и Джимом их отец - пример, образец. К нему идут дети, чтобы получить объяснение, поддержку, понимание и даже справедливое осуждение. Но Аттикус, как солнце, обогревает и оберегает всех: своих детей и чужих; взрослых: страшную и злую миссис Дюбоз и беззащитного Страшилу Рэдли, негра Тома Робинсона и младших брата и сестру; он готов понять даже неисправимых бомжей Юэлов. Для X. Ли образ адвоката Аттикуса не менее важен, чем образы Глазастика и Джима. X. Ли писала Аттикуса со своего отца, уважавшего печатное слово так же сильно, как и закон. Долгое время X. Ли даже называла свою книгу «Аттикус», а в качестве эпиграфа выбрала слова Чарлза Лэма: «Юристы, наверное, тоже когда-то были детьми».

Аттикуса можно назвать американским вариантом советского Макаренко. Аттикус не забыл свое детство и сознательно занимается воспитанием своих детей по разработанной им системе, нацеленной на конечный результат: воспитать, бережно и с любовью, терпимых и справедливых людей; воспитать стойких людей, которые смогли бы достойно встретить и прекрасные, и трудные, и трагические моменты своей жизни.

Аттикус добился уже многого и, несмотря на юный возраст детей, сумел заложить в них основы нравственного поведения и основы высокого интеллекта.

Вопрос для учащихся. Какие они, дети Аттикуса?

(Перед нами:

- послушные дети; например, они соблюдают разумное правило уходить от дома настолько, чтоб слышать, если Кэлпур- ния их позовет;

-дети, лишенные расовых предрассудков; их грандиозные сражения с кухаркой Кэлпурнией не имеют никакого отношения к черному цвету ее кожи;

- вежливые и общительные дети.)

Ведущий. Послушайте, как Глазастик и Джим знакомятся с Диллом, заодно насладитесь прелестно написанной сценкой:

«Как-то рано утром мы с Джимом вышли на задворки, и вдруг в огороде у соседки мисс Рейчел среди грядок с кольраби что-то зашевелилось. Мы подошли к проволочной изгороди поглядеть, не щенок ли это, а там сидел кто-то коротенький и смотрел на нас. Над кольраби торчала одна макушка. Мы стояли и смотрели. Потом он сказал:

- Привет!

- Сам привет, - вежливо ответил Джим.

- Я Чарлз Бейкер Харрис, - сказал коротенький. - Я умею читать.

- Ну и что? — сказала я.

-Я думал, может, вам интересно, что я умею читать. Может, вам надо чего прочитать, так я могу...

- Тебе сколько? - спросил Джим. - Четыре с половиной?

- Скоро семь.

- Чего ж ты хвастаешь? - сказал Джим и показал на меня большим пальцем. - Вон Глазастик с роду умеет читать, а она у нас еще и в школу не ходит. А ты больно маленький для семи лет.

- Я маленький, но я уже взрослый.

Джим отвел волосы со лба, чтоб получше его разглядеть.

-Поди-ка сюда, Чарлз Бейкер Харрис. Господи, вот так имечко!

-Не смешнее твоего. Тетя Рейчел говорит, тебя зовут Джереми Аттикус Финч.

Джим нахмурился.

- Я большой, мне мое имя подходит. А твое длиннее тебя самого. На целый фут.

- Меня все зовут просто Дилл, - и Дилл полез под проволоку.

- Лучше бы сверху перелез, - сказала я. - Ты откуда взялся?

Дилл взялся из Меридиана, штат Миссисипи...» и т. д.

Ведущий. Какими еще качествами обладают Глазастик и Дилл?

(Продолжается обсуждение:

- тактичные дети; когда Глазастик спросила у Дилла про его отца, Дилл покраснел, а Джим велел сестре замолчать;

- смелые дети; Джим на спор подошел к страшному дому Рэдлов и дотронулся рукой до стены;

- дети любят читать и обладают развитой речью; у них развитое воображение, они разыгрывают сценки, превращаясь в героев любимых приключенческих книг; они разрабатывают и пересказывают страшилки - один из обязательных в детстве жанров детского фольклора (речь идет о закрытой семье Рэдлов и Страшиле Рэдли).)

Ведущий. На всем протяжении романного времени Глазастик и Джим становятся свидетелями или участниками цепи событий, и из каждого события они выходят, обогащенными мудрыми советами отца и преисполненными гордости за его мужественные поступки (мотив Маугли - когда звери провожают Маугли к людям, они напутствуют его следующими словами: «Если тебе понадобится острый коготь, острое слово, мудрое слово, - знай, что джунгли твои»). Вспомните, свидетелями или участниками каких событий стали дети.

(- Попытка детей познакомиться со Страшилой Рэдли. Отец просит их не мучить Артура, потому что каждый человек имеет право жить так, как он хочет.

- Пожар в доме мисс Моди. Отец вместе с жителями Мейкомба помогает выносить мебель, он собран и не суетится без толку.

- В городе появилась бешеная собака. Аттику су, как самому меткому стрелку, поручают застрелить собаку.

- Конфликт с миссис Дюбоз. Аттикус разъясняет Джиму, что миссис Дюбоз старая и больная женщина, поэтому не всегда может отвечать за свои слова и поступки. Ее надо понять и пожалеть.

- Аттикус один вышел против линчевателей, задумавших до суда убить негра Тома Робинсона.)

Ведущий. Порой Аттикус утомляет своими мудрыми мыслями, похожими на лозунги, которыми он сыплет на каждом шагу, часто повторяясь по несколько раз:

«Нельзя по-настоящему понять человека, пока не станешь на его точку зрения, не влезешь в его шкуру» (слова, адресованные Глазастику);

«Кто бы что ни сказал, не давай себя разозлить. Старайся воевать не кулаком, а головой» (слова, адресованные Глазастику);

«Чтобы я мог жить в мире с людьми, я должен жить в мире с самим собой. Есть у человека нечто такое, что не подчиняется большинству, - это его совесть» (слова, адресованные Глазастику);

«Если белый обманывает черного, кто бы ни был этот белый, как бы он ни был богат, из какой бы хорошей семьи ни вышел, все равно он - подонок» (слова, адресованные Джиму);

«Если сумеешь попасть в сойку, стреляй их сколько угодно, но помни: убить пересмешника — большой грех» (слова, адресованные Джиму);

«Почти все люди хорошие, когда их в конце концов поймешь» (слова, адресованные Глазастику).

Ведущая. Мудрая мысль, касающаяся пересмешника (убить пересмешника, по мнению Аттикуса, - значит совершить поступок, не достойный высокого звания человека), настолько понравилась X. Ли, что она сделала её девизом семьи Финчей и названием своей книги.

Одним из главных событий романа является суд над негром Томом Робинсоном, несправедливо обвиненном в изнасиловании белой девушки. Суд состоялся осенью 1935 года. Защитником Тома не столько по приказу, сколько по велению сердца стал адвокат Аттикус, относивший участие в подобном процессе в период разгула расизма в стране к нравственной категории:

«Дело Тома Робинсона взывает к нашей совести. Если я не постараюсь помочь этому человеку, я не смогу смотреть людям в глаза, я не смогу требовать от своих детей послушания».

Сцена судебного разбирательства - художественная вершина романа, написанная не только со знанием всех юридических тонкостей, но и захватывающе, увлекательно.

Хотя Аттикус не добился оправдания негра Тома и истина не восторжествовала,

- Аттикус обогатил роман еще одной мудрой мыслью: «Мужество - это когда заранее знаешь, что ты проиграешь, и все-таки берешься за дело и наперекор всему на свете идешь до конца. Побеждаешь редко, но иногда все-таки побеждаешь»',

- получил признательность негритянского населения города;

- был возведен высшим обществом города в ранг чуть ли не нового Иисуса Христа. Мнение жителей города по этому поводу выразила тетя Александра: «Они [жители города] с удовольствием предоставили ему делать за них все то, что не желают и боятся делать сами»',

- Боб Юэл возненавидел Агтикуса за свой позор и свое разоблачение самой лютой ненавистью и поклялся убить.

Боб Юэл оказался настолько страшным человеком, что осмелился поднять руку на невинных детей Аттикуса. В темноте он подкрался к Глазастику и Джиму, в одиночку возвращавшимся со школьного праздника, и коварно напал на них. В ходе драки он и сломал Джиму локоть.

В связи с этим последним трагическим событием роман приобретает философское звучание, потому что конфликт между добром и злом, справедливостью и несправедливостью все- таки разрешился, хотя и несколько неожиданным образом. В роли провидения, карающего меча выступает загадочный Артур Рэдли, Страшила, который в течение всего романа оставался незримым ангелом-хранителем детей. Спасая их, он убивает злодея Юэла.

И пока Аттику с и другие взрослые чувствуют свою ответственность перед детьми (опять сошлемся на мудрые слова Аттикуса: «Прежде чем посмотреть на кого бы то ни было, Джим смотрит на меня - и я стараюсь жить так, чтобы всегда иметь право в ответ смотреть ему прямо в глаза»), есть надежда, что Глазастик, Джим, Дилл, став взрослыми, сохранят веру в справедливость и не выстрелят в пересмешника никогда.

Со временем роман X. Ли «Убить пересмешника» начали забывать. Проведенный в 1990 году в американской школе в Кен- тоне, штат Огайо, опрос показал, что 15-летние подростки читают Мелвилла, Диккенса, Твена, но ни один из них не знает о существовании такого романа - «Убить пересмешника». Подобное можно сказать и о российских читателях.

V. Подведение итогов. Заключительное слово.

Ведущий. Сегодня роман возвращается к читателям и может сослужить добрую службу взрослым и подросткам, которым не безразличны проблемы самовоспитания, семейного воспитания и проблемы человеческого общежития. Читайте, думайте, спорьте. Растите добрыми и справедливыми! До новых встреч в стране литературы!

Литература

1. Зарубежная литература для детей и юношества [Текст] : учебник для ин-тов культуры : в 2 ч. Ч. 2. [О X. Ли и ее романе «Убить пересмешника»]. -М. : Просвещение, 1989.-С. 181.

2. Зарубежные писатели [Текст] : биобиблиографический словарь : Ли Харпер : в 2 ч. Ч. 1 : А - Л / под ред. Н. П. Михальской. - М. : Дрофа, 2003. - С. 635-637.

3. Зверев, А. Вечный Адам: Размышления над полузабытой книгой [Текст] / А. Зверев // Детская литература. - 1990. - № 4. - С. 32-36.

4. Ли, Харпер. Убить пересмешника [Текст] / Харпер Ли. - М. : Вагриус, 2007.-416 с.

5. Писатели США [Текст] : Ли Харпер. - М. : Радуга, 1990. - С. 222-223.

6. Путеводитель читателя: Харпер Ли. Убить пересмешника [Текст]. - Вашингтон : Национальный фонд искусств, 2007.

7. Энциклопедия для детей : Всемирная литература. XIX и XX века [Текст] : Убить пересмешника. - М. : Аванта+, 2002. - С.548.

Рекомендуем посмотреть:

Внеклассное мероприятие в начальной школе. Произведения Яковлева

Внеклассное мероприятие для 4 класса. Творчество поэтов

Внеклассное мероприятие в начальной школе. Книги Ирины Токмаковой

Нет комментариев. Ваш будет первым!