Мифы Древней Греции для детей 3 класса

Двенадцать подвигов Геракла

Пролог

Властитель Олимпа, грозный и всемогущий Зевс знал, что по воле судьбы в предстоящей битве олимпийцев со смертными гигантами они смогут победить лишь в том случае, если на стороне богов будет сражаться герой. И он решил, что этим смертным должен стать его сын от земной женщины. Обратив взор на землю, Зевс был поражен красотой Алкмены, жены Амфитриона, правившего в Фивах.

Прелестная Алкмена была верной и любящей женой. Даже сам Зевс не мог рассчитывать, что она добровольно согласится стать матерью его сына. Поэтому он пошел на хитрость.

Выждав, когда Амфитрион отправился на войну, Зевс принял его облик и явился перед Алкменой в окружении воинов. Верная Алкмена увидела любимого мужа, возвращающегося с войны, и радостно бросилась ему навстречу.

Когда прошло положенное время, Алкмена родила мальчиков-близнецов. Один, названный Алкидом, был сыном Зевса, другой — Ификл — сыном Амфитриона. Супруги любили обоих одинаково, не делая между ними различия.

Зевс торжествовал — его сыну, рожденному Алкменой, суждено стать невиданным героем; он был намерен сделать его правителем Микен.

Однако супруга Зевса, Гера, была оскорблена изменой мужа со смертной женщиной, она возненавидела Алкида и решила погубить его.

И вот однажды, когда счастливая Алкмена радовалась, любуясь своими сыновьями, с небес раздался голос:

— Алкмена, ты прогневала царицу небес и будешь за это сурово наказана. Твой муж погибнет в сражении, погибнут твои дети, и ты сама отправишься к Гадесу в царство мертвых. Но ты можешь избежать этой участи, если отнесешь Алкида в пустынное место и оставишь его там одного.

Обливаясь горькими слезами, Алкмена исполнила волю Геры. Однако Зевс зорко следил за Ал- кидом и, увидев, что его сыну грозит гибель, отправил к младенцу своего верного друга — крылатого Гермеса, наказав ему принести сына. Когда Гермес доставил Зевсу дитя, тот велел тайком приложить его к божественной груди спавшей Геры. Алкид стал жадно сосать молоко, но Гера пробудилась.

Поняв, что произошло, она хотела убить ненавистного младенца. Но тот уже успел получить вместе с ее молоком бессмертие.

Легенда гласит, что, когда Гера оторвала от груди Алкида, молоко брызнуло из ее сосца, и из его капель на небе образовалась звездная дорожка, названная Млечным Путем.

Злопамятная Гера предприняла еще одну попытку погубить сына Алкмены. Однажды ночью, когда братья-близнецы мирно спали, Гера подослала двух чудовищных змей. Когда те подползли к ним, спальня вдруг ярко осветилась, и дети проснулись. Ификл, увидев гадин, в страхе убежал, а Алкид схватил крепкими ручонками змей, обвившихся вокруг его тела, за шеи и задушил их.

Удивленнные его силой и храбростью, Амфитрион и Алкмена решили обратиться к прорицателю Тиресию, чтобы узнать, какое будущее уготовано их Алкиду.

Ответ, который они получили, изумил их и обрадовал: их сын прославится как самый отважный из героев; он обессмертит свое имя, совершив двенадцать подвигов, и победит много разных чудовищ; он одолеет многих известных воинов, а потом вознесется на звездный купол неба и будет принят на Олимпе.

Узнав, что сыну уготовано будущее воина, Амфитрион решил отправить его учиться мастерски владеть всеми видами оружия, сражаться и побеждать, охотиться и управлять колесницей.

Алкид учился с радостью и усердием и очень скоро превзошел в военном искусстве самого Амфитриона.

Но Гера снова устроила Алкиду ловушку. К тому времени он уже был женат на прекрасной Мегаре, дочери царя Креона, и у них родились три славных сына, доставлявших немало радости родителям своими детскими играми и забавами.

Гера, видевшая их радость, сгорала от злобной ревности. Она наслала на Алкида безумие, в приступе которого он убил Мегару и сыновей, показавшихся ему циклопами. Очнувшись и поняв, что он натворил, несчастный Алкид зарыдал над телами убитых и решил утопиться в море, но к нему сошла с Олимпа богиня Афина и поведала, что совершенное им злодеяние — не его вина, а результат коварного замысла Геры.

Очистившись по древнему обычаю от скверны невольно совершенного им убийства, Алкид отправился к дельфийскому оракулу, служителю бога Аполлона. Тот приказал ему следовать на родину предков, в Тиринф, и оставаться в услужении царя Эврисфея, быть у него по повелению богов на положении раба. Из уст пифии Алкид узнал, что его нарекли новым именем и отныне он будет именоваться Гераклом, что ему предстоит во искупление вины совершить двенадцать повелений своего господина и что только после этого он обретет прощение за пролитую кровь невинных жертв. Так Геракл стал слугой слабого и трусливого царя Микен. Тот боялся его, не пускал в город и передавал все приказания через своего вестника Копрея.

Подвиг первый: Геракл и Немейский лев

Царь Эврисфей велел Гераклу отправиться в Немею и убить кровожадного льва, обитавшего в окрестностях этого города. Много местных жителей и путешественников было съедено этим львом, и еще ни одному герою не удалось его одолеть, поскольку злобный зверь был порождением чудовища Тифона и злобной Ехидны, которые наделили его необыкновенной силой и неуязвимостью.

Прибыв в Немею, Геракл сразу нашел пещеру Немейского льва, но зверя в ней не оказалось. Тогда герой притаился и стал ждать.

И вот, когда стемнело, показался лев: он возвращался с охоты, насытившись стадом овец и их пастухом. Увидев Геракла, зверь ощетинился, его свирепые глаза налились злобой, и львиный рык сотряс округу, достигнув пределов Олимпа.

Но грозный рык и саблевидные клыки не испугали Геракла. Он поднял лук, натянул тетиву и выпустил стрелу. Однако, ударившись о шкуру льва, стрела отлетела в сторону, не причинив гиганту никакого вреда, ибо шкура его была завороженной, а потому неуязвимой.

Когда Геракл израсходовал все стрелы, лев прыгнул на него, но был встречен ударом дубины такой силы, что она раскололась надвое. Лев дрогнул, волшебная шкура помогла ему устоять. Однако зверь поспешил скрыться в своем логове. Бесстрашный Геракл последовал за ним и увидел в кромешной темноте два светящихся, словно горящие факелы, глаза своего врага. Схватка продолжилась с новой силой.

Никто не знает, час или два, а может, день, два или даже три продолжалась борьба, но, наконец, Геракл крепко ухватил чудовище за горло, сжал его железной хваткой и держал, пока лев не издох.

Геракл, зная, что ему предстоит совершить еще одиннадцать подвигов, один опасней другого, решил, что неплохо бы снять со льва его чудесную шкуру, чтобы защищаться от меча и стрел.

Однако сделать это оказалось непросто: нож, которым попытался действовать Геракл, не прорезал шкуры. Тогда наш герой смекнул, что, раз шкура неуязвима для нападающего, значит, ножом и мечом ее не возьмешь, и вспороть ее могут только собственные когти льва-гиганта. Геракл освежевал льва с помощью его же собственных когтей и надел на себя шкуру, как плащ. Кроме того, дабы уберечь в будущем голову, он снял со льва череп и сделал из него шлем.

Одолев гигантского Немейского льва и совершив свой первый подвиг, Геракл пустился в обратный путь, в Микены, за новым поручением царя Эврисфея.

Подвиг второй: Геракл и Лернейская гидра

У страшного Немейского льва была чудовищная сестра — Лернейская гидра, рожденная от тех же Тифона и полузмеи-полуженщины Ехидны. Она обитала в заболоченных окрестностях города Лер- на, истребляя всех, кто забредал в ее владения, — и людей, и домашний скот.

У этой гидры имелось девять огромных отвратительных драконьих голов, одна из которых, самая большая, была бессмертной. Причем на месте каждой срубленной головы могли вырасти две новые. По этой причине справиться с ней было невозможно, и число жертв прожорливого существа росло и множилось.

Трусливый царь Эврисфей знал обо всем этом и почти не сомневался, что, вступив в схватку с Лер- нейским чудовищем, Геракл обречен на гибель. А потому, едва до него дошел слух, что Геракл одолел Немейского льва и стоит под стенами Микен, ожидая нового задания, он велел своему вестнику Копрею бежать к герою и передать ему наказ сейчас же отправляться в Лерну и убить гидру.

Но прежде чем продолжить рассказ о новом подвиге Геракла, следует сказать несколько слов об Иолае из города Тиринфа, племяннике Геракла, сыне его брата Ификла. Он любил своего дядю и был его верным соратником. Узнав о том, что Геракл послан в Лерну, мальчик горячо упрашивал взять его с собой, предлагая ехать на колеснице.

Геракл и Ификл, сознавая, какими смертельными опасностями чреват поход в Лерну, решительно отказали ему, но настойчивый Иолай сломил сопротивление братьев и уговорил отца отпустить его в путь, а дядю — взять его с собой. Запряг Иолай коней в колесницу, и очень скоро она доставила их к обиталищу Лернейской гидры.

Болота Лерны были ужасны. Ядовитые испарения стелились над ними сизым туманом, а все подходы к логову гидры были устланы останками ее жертв. Их было так много, что чудовище не успевало их пожирать, и тела распространяли ужасное зловоние.

Геракл и Иолай подкрались поближе к логову с большими охапками сена и дров. Свалив их в кучу, они развели костер. Геракл накалил на огне наконечники своих стрел и стал одну за другой посылать их в болотное чудовище.

Почувствовав уколы, гидра очнулась ото сна, поднялась из топкой вонючей жижы и повернулась к своему обидчику. Она являла собой жуткое зрелище: девять огромных мерзких шипящих голов с длинными змееподобными языками разбрызгивали ядовитую слюну, колыхались в воздухе.

Геракл подскочил к чудищу и срубил одну из его голов, но на месте срубленной немедленно выросли две другие. Герой срубил и их, но взамен двух слетевших выросли четыре новые, срубил эти четыре, а взамен получил восемь. Вскоре Лернейская гидра угрожала герою пятьюдесятью головами. Геракл понял, что одной силой этого врага не одолеть. Тогда он велел Иолаю прижигать свежие раны гидры горящими головешками, и головы вновь не вырастали.

Наконец осталась последняя, самая большая, бессмертная. Срубил он и ее, а она, упав наземь, продолжала исходить ядовитой желчью и пыталась ухватить героя своими ужасными клыками. Геракл закопал ее в землю и привалил огромным камнем.

Разрубив туловище Лернейской гидры, дальновидный Геракл пропитал ядовитой желчью острия своих стрел, после чего они с Иолаем отправились в Тиринф.

Подвиг третий: Геракл и Стимфалийские птицы

Когда Геракл прибыл из Тиринфа в Микены и весть о его победе над Лернейской гидрой дошла до ушей царя Эврисфея, последний смертельно перепугался: еще бы, ведь Гераклу удалось одолеть двух доселе непобедимых чудовищ — Немей- ского льва и Лернейскую гидру! Как и прежде, не допустив до себя победоносного героя, он выслал к нему Копрея и приказал тотчас же вновь отправиться в путь и истребить Стимфалийских птиц.

Эти чудовищные птицы обитали на топких берегах в окрестностях приморского города Стимфала и практически обратили их в пустыню, губя людей и скот. Ростом с человека, с большими медными клювами и когтями, они налетали сверху, насмерть заклевывая и разрывая когтями свои жертвы. Кроме того, в полете они метали из своих бронзовых крыльев твердые перья, которые обрушивались, словно стрелы, и губили все живое. Еще ни одному герою не удалось справиться с колдовской стаей, и вся земля в округе была усеяна человеческими костями. Царь Эврисфей надеялся, что и Геракл разделит участь этих несчастных. Но не на одних только чудовищных птиц надеялся трусливый правитель. Рассчитывал он и на жестокого бога войны Ареса, охранявшего пернатых убийц.

А Геракл, послушный обету, взвалил на спину два тимпана и смело отправился в Стимфал.

Люди, знавшие о коварстве Эврисфея, предупреждали храбреца о смертельной ловушке, устроенной ему царем, рассказывали о беспощадном Аресе и советовали вернуться, однако Геракл не был бы сыном всемогущего Зевса, если бы струсил и отказался от сражения. Многие вызывались идти с ним, но Геракл, понимая, что эти храбрые люди обречены на гибель, отклонял их предложения.

Придя на берег моря, Геракл поднялся на холм, высившийся над топями, и начал бить в тимпаны. От их оглушительного грома хищные птицы взмыли ввысь, и вскоре небо почернело от их траурного оперенья. Аресовы любимцы кружили над землей, и воздух сотрясался от их пронзительных криков. По преданию, тот шум долетел даже до Микен, и трусливый Эврисфей обрадовался, воз- надеявшись, что Геракл не вернется живым из Стимфала.

А герой, укрытый от обрушившихся на него смертоносных бронзовых перьев плащом из шкуры Немейского льва и защищенный шлемом из его черепа, вытащил из-за спины лук и начал разить Стимфалийских птиц стрелами. Вот когда пригодилась ядовитая желчь Лернейской гидры! Отравленные ею стрелы убивали птиц на месте, и те падали на землю, устилая ее своими огромными тушами. Геракл разил их стрелами, протыкал копьем, рубил мечом и крушил дубиной, пока не осталась лишь небольшая стая. И эта стая, испугавшись, навсегда покинула топкие берега Стимфала и улетела на островок в Эвксинском море, который по просьбе кровожадного Ареса подняла со дна морского Тефида.

Арес, пришедший в неистовство от гибели своих любимцев и воспылавший к Гераклу жгучей ненавистью, схватил меч и заступил храброму герою дорогу. Но суровый, мужественный взгляд Геракла пошатнул уверенность Ареса в своих силах, он дрогнул духом и отступил, поклявшись, однако, во всем поддерживать Геру в ее кознях против Геракла, истребившего Стимфалийских птиц.

Геракл в доказательство своего подвига взвалил на спину тушу одной из поверженных птиц и отправился в Тиринф.

А на пути его встречали радостные люди и благодарили за избавление их края от крылатых убийц.

Подвиг четвёртый: Геракл и Артемидова лань

Придя в Микены, Геракл и дня не пробыл там. Царь Эврисфей поспешил избавиться от него и повелел не мешкая отправляться в горы Аркадии, дабы изловить там быстроногую лань богини Артемиды. Красавица-лань, с золотыми рогами и медными ногами, по повелению богини охоты Артемиды, недовольной скудными жертвоприношениями в ее храм, носилась по полям и садам, опустошая посевы, губя плодовые деревья и вытаптывая пастбища.

Лань была стремительнее стрел, быстрее ветра, и поймать ее казалось делом немыслимым. Царь Эврисфей рассчитывал, что Гераклу это задание окажется не по силам, и он, Эврисфей, наконец- то окажет богине Гере услугу и обретет ее благоволение и покровительство.

Но имя и слава Геракла потому и не померкли в веках, что он никогда не отступал перед опасностями и смело принимал любой вызов, не боясь разгневать даже богов. Не раздумывая он отправился в Аркадийские горы, исходил их сплошь, отыскивая убежище чудесной лани, и наконец нашел его. Но едва успел он лишь мельком взглянуть на быстроногое чудо, как лань сорвалась с места и подобно ветру унеслась прочь.

Лань носилась по горам и долинам, не зная усталости. Она бежала все дальше и дальше на север. Добравшись до страны гипербореев, лань остановилась, но не далась в руки героя, а повернула на юг.

Целый год преследовал Геракл лань и настиг ее в Аркадии, у синей реки Ладон, за которой высился храм богини Артемиды. Еще немного — и лань скроется в его пределах, и тогда — под защитой Артемиды — она уже будет недосягаема.

Геракл не собирался пользоваться луком, надеясь поймать беглянку руками, но понял, что добыча ускользает от него, а потому натянул тетиву, прицелился в лань и поразил ее стрелой в ногу. Геракл схватил беглянку за золотые рога, вынул из ноги стрелу, опутал ноги лани ремнем, взвалил на спину и собрался в обратный путь.

Но тут дорогу ему заступила богиня Артемида. Показавшись на вершине высокой скалы, она повелела отпустить свою любимицу.

— Геракл, — сказала она, — ты уже навлек на себя гнев Геры и Ареса, а теперь хочешь еще и мой гнев испытать!..

Но Геракл отказался отпустить лань и сказал, что выполняет волю богини Геры, переданную ему через царя Эврисфея, а потому и спрос не с него, а с Эврисфея.

— Я же, — сказал он, — избавил людей от опустошительных набегов этой лани и очень этому рад.

И, не слушая окриков и угроз богини Артемиды, он отправился со своей добычей к царю Эврисфею.

Подвиг пятый: Геракл и Эриманфский вепрь

Трусливый Эврисфей надеялся, что после поединков с Немейским львом, Лернейской гидрой и схватки со Стимфалийскими птицами, а также целого года погони за Артемидовой ланью Геракл вконец изнурен и силы его на исходе. И едва ему успели доложить, что Геракл стоит перед воротами Микен, он приказал Копрею бежать к герою и передать приказ немедленно отправиться на новый подвиг: изловить и принести с горы Эриманф свирепого вепря, который бесчинствует в лесах Псофиды, разоряя селения и губя людей.

И Геракл снова поспешил в путь, чтобы, исполнив повеление Геры и Эврисфея, заслужить прощение за свой невольный грех убийства. И путь его снова лежал через Аркадию, откуда он только что пришел.

По дороге Геракл навестил своего старинного друга, кентавра Фола. Этот кентавр был кроток нравом и добр сердцем, поэтому встретил друга радушно и распечатал в честь гостя бочонок славного вина.

Когда благоухание прекрасного вина донеслось до других кентавров (а надо сказать, что вино это было общим достоянием), они бросились к жилищу Фола. Увидев, в чью честь открыт бочонок, стали они наперебой бранить Фола, упрекая за то, что он поит божественным вином презренного раба. Когда они вооружились камнями и стволами деревьев, Геракл дал им достойный отпор и частью перебил их, а оставшихся в живых обратил в бегство. В этой битве случайно погибли друзья Геракла Фол и Хирон, в чьем жилище укрылись преследуемые героем кентавры.

Огорченный Геракл продолжил свой путь к Эриманфу и, вступив на гору, стал разыскивать страшного вепря. Вскоре он обнаружил его в лесной чаще. Зверь был огромен, его бивни достигали человеческого роста. Артемида успела предупредить Эриманфского вепря об опасности, и тот был настороже. Увидев Геракла, он тут же вырвал с корнем огромный дуб и попытался пришибить им героя. Но Геракл увернулся и сам хотел было убить вепря стволом этого дерева, но вовремя вспомнил наказ Эврисфея принести ему зверя живым. Бросая в вепря камни, Геракл стал загонять его наверх, туда, где лежали глубокие снега. Когда зверь увяз в них и был не в силах двинуться с места, герой настиг его и оглушил ударом по голове. После этого Геракл взвалил на спину громадную тушу и понес в Микены. Узнав, что Геракл не только остался цел и невредим, но еще тащит на спине чудовищного вепря, царь Эврисфей пришел в такой ужас, что немедленно спрятался в зарытом в землю бронзовом сосуде — пифосе.

— Убей его сейчас же! — кричал он оттуда Гераклу. — Или отпусти на все четыре стороны. Он мне не нужен. Исполняй приказ! Или ты забыл, что ты — мой раб, а я — твой повелитель?!

А Геракл отвечал:

— Я согласился быть твоим рабом, чтобы смыть со своей совести пролитую кровь моих родных и близких! И знай, Эврисфей: все это я совершаю не ради тебя, а для людей! И этот вепрь — тоже в их честь.

Вепря забили, освежевали, насадили на вертел и развели под ним огонь. Только аромат жареного мяса успокоил дикий страх царя Эврисфея, и он согласился вылезти из пифоса. Однако, беспредельно обозленный, он приказал Гераклу сейчас же отправляться в Элиду, к царю Авгию, сыну бога солнца Гелиоса.

Подвиг шестой: Геракл и Авгиевы конюшни

Царь Авгий, сын лучезарного Гелиоса, владел огромным стадом чудесных быков: одни из них были белоногими, другие белыми, словно лебеди (они были посвящены богу солнца), и красными, как пурпур. Самый красивый из быков Авгия — Фаэтон — сиял, подобно звезде.

Сто лет в конюшнях Авгия не чистили, сто лет там копился навоз. Царь много раз отдавал приказ своим рабам вычистить конюшни, но те не справлялись, и Авгий всякий раз убивал их за это. Множество рабов погибло, так и не сумев очистить конюшни, и вот теперь к Авгию был послан Геракл.

Эврисфей радовался, рассуждая так: одно дело сражаться с чудовищами, а другое — за год очистить от навоза то, что невозможно очистить и за всю жизнь. Трусливый и коварный царь надеялся, что Геракл не справится и Авгий убьет его.

Узнав о том, что Геракл прибыл лишь на год, Авгий расхохотался:

— Тебе не то что за год — за десять лет не очистить моих конюшен, а возможно — и за всю жизнь. Однако, хотя конец твой и ясен для меня, ты должен приступить к работе. И если не справишься в отведенный срок — будешь тотчас же убит.

Но герой не дрогнул, зная, что не только силой тела человек силен, но и силой разума.

— Нет, Авгий, — отвечал он, — некогда мне растягивать эту работу на год, у меня впереди еще много дел. Конюшни я тебе вычищу за один день.

— Да ты безумец! — рассмеялся Авгий. — Вычистить за день то, что не смогли вычистить за десятки лет, немыслимо. За такой подвиг я дал бы тебе три сотни моих лучших быков! Да только не видать тебе их как своих ушей!

Но Геракл все-таки настоял на своем и взял с Авгия слово, что тот выполнит свое обещание: отдаст ему три сотни лучших быков, если конюшни будут вычищены за один день. После этого Геракл приступил к выполнению шестого подвига.

Сначала мощной дубиной он пробил стены конюшен с противоположных концов. Потом прорыл глубокие канавы к ближайшим рекам — Алфею и Пенею. Когда всё было готово, Геракл направил реки по новому руслу, и речная вода мощным потоком устремилась к пролому в стене конюшен и вынесла через другой пролом вековые залежи навоза и прочих нечистот. И дня не прошло, как Авгиевы конюшни были вычищены и промыты. После этого Геракл заделал бреши в стенах, закопал вырытые рвы и вернул реки в прежние русла, так что и следов никаких не осталось.

Немало подивился Авгий результату геракловой работы, сознавая, что спор он проиграл. Но отдавать Гераклу обещанных быков не собирался, а слово, данное рабу, считал возможным нарушить. Так он и сказал Гераклу и посоветовал убираться восвояси подобру-поздорову.

— Ладно, — ответил Геракл, — но помни: скоро я снова буду свободным человеком и обязательно вернусь сюда, чтобы наказать тебя за клятвопреступление.

Геракл сдержал обещание и отомстил царю Элиды. Через несколько лет он вернулся с войском, победил войско Авгия и убил его смертоносной стрелой. Геракл собственноручно обсадил равнину оливами и посвятил их богине Афине. А затем принес жертвы олимпийским богам и учредил Олимпийские игры, проводившиеся на священной равнине.

Подвиг седьмой: Геракл и Критский бык

Вычистив конюшни царя Авгия, Геракл получил новое задание: поймать и доставить в Микены живым Посейдонова быка, бесчинствовавшего на Крите.

Этого быка послал царю Крита Миносу морской владыка Посейдон, чтобы тот принес животное ему в жертву. Но Минос оставил быка себе, а пожертвовал одним из своих быков. Разгневанный Посейдон наслал на быка бешенство, и теперь бык носился по острову, истребляя людей и скот, вытаптывал тяжелыми копытами поля, ломал сильными боками садовые деревья, крушил дома и хозяйственные постройки и приносил массу других бед. Жители острова, включая самого царя, боялись выходить за пределы своих жилищ. Завидев ужасное чудовище, все в страхе разбегались.

Зная, что быка нужно привести в Микены живым, Геракл сплел из тонкой медной нити большую и прочную сеть. Перегородив быку дорогу, он начал дразнить его, кричать и бросать в него камни.

Бык взревел, глаза его налились кровью, и, выставив ужасные рога, он устремился на Геракла. Однако бык угодил в раскинутую сеть и запутался в ней, а могучий Геракл схватил его за рога и пригнул бычью голову к земле. Грозный Посейдонов бык был укрощен.

Жители Крита вышли к Гераклу, горячо благодаря его за избавление и славя его отвагу и силу. Вышел к нему с благодарностью и царь Минос, избавленный от вынужденного затворничества в своем дворце. А Геракл, простившись с островитянами, сел на спину прирученного быка и проплыл на нем в обратный путь от Крита до Пелопонеса. Вступив на землю, он накинул ему на рога аркан и повел в Микены.

Когда царю Эврисфею доложили о том, что Геракл вернулся, привел на привязи чудовищного Критского быка и запер его в царских конюшнях, трусливый правитель снова спрятался в бронзовый пифос и повелел отпустить страшного быка на волю. Бык почуял волю, помчался на север, прибежал в Аттику и начал опустошать поля в окрестностях Марафона. В конце концов он был убит афинским героем Тесеем.

Подвиг восьмой: Геракл и Диомедовы кони

После того как Геракл удивительным образом победил Немейского льва, справился с Лернейской гидрой, изловил Артемидову лань, одолел Эриманфского вепря, истребил Стимфалийских птиц, вычистил Авгиевы конюшни и укротил Посейдонова быка, царь Эврисфей крепко задумался. Он давал Гераклу такие задания, выполнить которые не под силу ни одному смертному; Геракл вступал в поединок с такими чудовищами, одолеть которых не представлялось возможным. И тем не менее герой с честью вышел из всех испытаний, проявив чудеса отваги и изобретательности. Какое же новое задание мог дать ему Эврисфей, чтобы оно оказалось герою не по силам? Так и не сумев ничего придумать, он обратился к своей покровительнице Гере с просьбой изобрести для Геракла новое испытание.

Гера вспомнила, что в дальней Фракии живет и правит бистонским народом один из сыновей Ареса Диомед, а у того Диомеда в крепких медно- стенных конюшнях стоят невиданные кони, все сплошь вороные, быстроногие, как ветер, и прожорливые, как людоеды. Они питались человечиной, и Диомед скармливал им попадавших в его страну иноземцев. Казалось, что даже Геракл не мог одолеть этих чудовищных коней. Эврисфей надеялся, что Геракл не сможет совершить этот подвиг и погибнет, так и не избавившись от своей вины за пролитую кровь невинных жертв.

Геракл с достоинством выслушал новый приказ Эврисфея, попросил у царя корабль, чтобы разместить в нем табун, и отплыл из Арголиды.

В дороге корабль Геракла застиг страшный шторм, и пришлось ему пристать к берегам Фессалии, чтобы переждать непогоду. Там, в Ферах, царствовал его хороший друг — Адмет, и Геракл решил навестить его.

В те дни Адмет переживал большое горе. Незадолго до приезда Геракла его вознамерился забрать к себе владыка царства мертвых Гадес. Присланный от него посланник Танатос, бог смерти, передал Адмету волю Гадеса: «Адмет, готовься! Я заберу тебя! Впрочем, могу позволить тебе пожить еще немного, если кто-нибудь из людей согласится спуститься в мое царство вместо тебя». Адмет понимал, что никто не согласится отправиться вместо него в царство мертвых. Однако нашелся один человек, любивший Адмета настолько, что не раздумывая согласился отдать за него свою жизнь, — добрая и прекрасная его жена Алкестида! Не сказав никому ни слова, она уговорила Танатоса взять ее вместо Адмета, и бог смерти обнажил свой грозный меч, отрезал прелестной Алкестиде прядь волос, после чего она умерла, продлив тем самым жизнь Адмета. И вот он потерял горячо любимую жену и теперь пребывал в трауре.

Однако, увидев на пороге друга, Адмет не показал Гераклу свое горе, а расцеловал дорогого гостя и велел устроить в его честь пир. Но проницательный Геракл заметил, что хозяин дома очень печален и едва сдерживает слезы. Тайком от него Геракл опросил слуг и выяснил причину скорби своего друга.

«Милый Адмет, — подумал он, — ты скрываешь свои страдания, не желая расстраивать друга. Так знай же: я верну тебе твою Алкестиду!»

Геракл знал, что в первую ночь после смерти человека за его тенью должен прийти Танатос и что вблизи покойника не должно быть никого. Поэтому, когда все уснули, наш герой прокрался в покои Алкестиды и укрылся там, подстерегая бога смерти. Ночью, едва услышав шорох черных крыльев Танатоса, Геракл выскочил из своего укрытия и схватил того крепкими руками. Всю ночь продолжался их поединок, а на заре Геракл свалил крылатого бога наземь и крепко-накрепко связал его. После этого, грозя сломать меч Танатоса, Геракл заставил бога поклясться, что тот вернет в царство живых Алкестиду и оставит в живых Адмета. Танатос был вынужден дать клятву и исполнить ее.

Так Геракл победил бога смерти Танатоса. Дождавшись, когда на море утихнет шторм, он отплыл от фессалийских берегов и продолжил свой путь в страну кровожадного Диомеда.

К тому моменту, когда Геракл ступил на землю бистонцев, царь Диомед был уже предупрежден богом Аресом о прибытии героя. Поэтому, едва он сошел на берег, на него набросилась сотня диоме- довых воинов. Долго бился с ними Геракл, пока не перебил их всех, а потом пошел в Диомедовы конюшни, крепко опутал его страшных коней цепями, надежно обмотал им морды и погнал на свой корабль. В это время Диомед с командой воинов напал на Геракла, но после трех дней битвы бистонцы были разбиты. Бог Арес был страшно разгневан на Геракла, но помериться с ним силами не отважился и отступил.

После этого корабль Геракла лег на обратный курс и через положенное время прибыл в Микены. Кровожадных Диомедовых коней Геракл загнал в Эврисфеевы конюшни и пошел к царю за новым заданием.

А насмерть перепуганный Эврисфей снова спрятался в своем бронзовом сосуде и повелел сейчас же открыть ворота конюшен и выпустить коней. Его приказ выполнили, и, когда освобожденные кони домчались до дремучих лесов Олимпа, Зевс наслал на них волков, которые задрали их всех до единого.

Геракл же получил от Эврисфея новое задание: пойти и добыть для него пояс Ипполиты.

Подвиг девятый: Геракл и пояс Ипполиты

Отважная воительница Ипполита и ее прекрасная сестра Антиопа были дочерьми бога Ареса и совместно правили страной воительниц-амазонок на дальнем Эвксинском побережье. У Ипполиты был волшебный пояс, символ царской власти, его-то и велел Гераклу добыть и привезти в Микены Эврисфей.

Известные герои Тесей, Пелей и Теламон, прослышав о том, что Гераклу предстоит сразиться с отважными амазонками, пожелали поехать вместе с ним, чтобы поддержать его в сражении. Геракл не отказался от помощи — друзья встретились в городе Аргос и отплыли на корабле к самым дальним берегам Эвксинского Понта.

Прошло немало дней, прежде чем их корабль достиг широких песчаных берегов страны амазонок. Едва сойдя на берег, герои оказались в окружении прекрасных всадниц-воительниц, уверенно управлявшихся с луками и копьями. Повелевала ими Ипполита. Она была весьма удивлена неожиданным визитом четырех славных воинов.

— Кто вы и что вам нужно? — спросила она их. — С миром вы прибыли или с войной?

Геракл поклонился прекрасной царице и отвечал:

— Меня зовут Геракл, а это — Тесей, Пелей и Теламон. Я прислан сюда по повелению царя Эврисфея из Микен, чтобы доставить ему твой чудесный пояс. Я вынужден просить его у тебя по воле богини Геры, чьей жрицей является дочь Эврисфея. Отдашь ли ты его по доброй воле или мне придется взять его силой?

Царица Ипполита не испытывала никакого желания сражаться с прекрасными чужеземцами, поэтому ответила, что отдаст им пояс добровольно. Но мстительная Гера, подслушивавшая их разговор, пришла в бешенство от уступчивости Ипполиты. Она обернулась амазонкой, приблизилась к царице и начала ее смущать и устрашать, утверждая, что Геракл обманщик и пришел не за поясом, а чтобы похитить Ипполиту. Красноречие Геры смутило Ипполиту и вызвало гнев амазонок. Потеряв разум, воительницы набросились на героев, завязалась битва. Но разве могли они противостоять Гераклу и его друзьям?! Вскоре воинственные амазонки были повержены, а прекрасная Антиопа и предводительница войска амазонок Меланиппа попали в плен.

Ипполита, обожавшая Меланиппу, дрогнула, увидев свою любимицу плененной, и отдала Гераклу свой пояс, испросив для Меланиппы свободу. Геракл отпустил эту пленницу, а Антиопа досталась Тесею, который увез ее с собой.

Подвиг десятый: Геракл и Герионово стадо

Свой десятый подвиг Геракл совершил на самом краю земли: пригнал в Микены стадо коров, принадлежавших великану Гериону.

Герион был сыном великана Хрисаора и океаниды Каллирои. Он обитал на острове Эрифейя, на западном краю земли. Боги подарили ему стадо огненно-красных коров, угнать которых и должен был Геракл по приказу Эврисфея.

На берегу моря Геракл срубил большое дерево, смастерил из него плот и доплыл на нем до берегов Африки. Там он прошел всю пустынную Ливию и

дошел до края света, где находится пролив между Европой и Африкой. Здесь Геракл решил сделать остановку и в память о подвигах и тяжких испытаниях, выпавших на его долю, воздвиг по обеим сторонам пролива два гигантских каменных столпа. Они и поныне высятся там и называются Геракловыми столпами.

Отдохнув, Геракл стал думать, как добраться до Эрифейи. Поблизости не было никаких деревьев, строить плот было не из чего. Гелиос уже спускался к водам океана, и его лучи слепили и опаляли Геракла. Тот в гневе направил на бога свой смертельный лук, но Гелиос, пораженный такой отвагой смертного, остановил его и сказал:

— Опусти свой лук, Геракл. Я — Гелиос, бог солнца, согревающего землю и все живое на ней. Я знаю, что тебе надо попасть на Эрифейю. Возьми мой круглый чёлн, выкованный из золота и серебра богом Гефестом, и плыви на нем на остров. Но знай: одолеть Гериона будет непросто; у него три туловища, сросшихся у поясницы, три головы и по три пары рук и ног. Сражаясь, он пускает сразу три стрелы и метает три копья.

Но сын Зевса не испугался встречи с таким противником. Он поблагодарил Гелиоса, сел в круглый чёлн и поплыл на Эрифейю.

Добравшись до острова страшного Гериона и сойдя на берег, Геракл стал высматривать хозяина здешних мест, но сперва встретил громадного пастуха Эвритиона. Его двуглавый пес Орф с лаем бросился на героя, но пал от удара тяжелой палицы.

Справился Геракл и с пастухом-великаном и погнал коров к берегу. Герион услышал мычание коров и пошел к стаду. Очень трудной была битва с многоруким исполином, но Геракл одолел его и погрузил коров на чёлн. Переправившись с острова, он вернул чёлн Гелиосу, а Герионово стадо разместил на корабле.

Достигнув берега Европы, Геракл погнал коров в Микены. Он прошел Пиренеи, всю Галлию, а потом Италию. В Италии одна корова отбилась от стада и уплыла на остров Сицилию, где сын Посейдона Эрике загнал ее в свой скотный двор. Чтобы вернуть беглянку, Геракл переправился на Сицилию.

Там он убил Эрикса, вернулся с коровой к стаду и погнал животных дальше.

На берегу Ионического моря Гера наслала на коров бешенство, и они разбежались в разные стороны. Снова Гераклу пришлось их разыскивать. Наконец, он пригнал стадо в Микены, где Эврисфей принес коров в жертву богине Гере.

Подвиг одиннадцатый: Геракл и Гадесов Кербер

Гераклу оставалось совершить два подвига, и царь Эврисфей был вне себя от отчаяния и страха, размышляя, к какому же еще чудовищу послать Геракла, чтобы он наконец нашел свою погибель? Как извести ненавистного героя и тем самым угодить богине Гере? Эврисфей так и не сумел ничего придумать и в отчаянии обратился к своей покровительнице с просьбой найти для Геракла такое испытание, которое окажется для него непосильным и роковым.

— Не отчаивайся, Эврисфей, — ответила Гера, — не для того я сделала тебя царем, чтобы ты трепетал перед своим рабом. И я не позволю, чтобы Геракл и дальше одерживал победы. Мы пошлем его в такое место, откуда нет возврата. Вели ему спуститься к Гадесу и привести оттуда сторожевого пса Кербера! Вернуться живым ему не удастся!

Эврисфей несказанно обрадовался и, поблагодарив Геру, велел передать Гераклу свою волю: привести ему живым Гадесова пса!

У Кербера было три головы, на шее извивались змеи, а на конце хвоста была голова дракона с огромной пастью. Получив задание, Геракл отправился искать вход в подземное царство Гадеса и вскоре нашел ведущую туда глубокую пещеру. На пути в царство мертвых герою пришлось преодолеть немало препятствий, чинимых злыми духами и различными чудовищами. У самых врат царства Гадеса Геракл увидел своего друга Тесея, сопровождавшего его в походе за поясом Ипполиты. Тесей и Пирифой были наказаны за попытку похитить жену Гадеса Персефону и сидели прикованными к каменной скамье. Геракл освободил их и показал дорогу на землю.

После этого Геракл подошел к трону Гадеса и сказал ему, что пришел за Кербером.

— Не препятствуй мне, — сказал он, — я все равно его уведу!

— Бери, — ответил Гадес, — но только без оружия, голыми руками.

Геракл побросал всё свое оружие и, подскочив к чудовищному Керберу, схватил его за загривок и поднял в воздух. Зашипели змеи, извивающиеся у пса на загривке, все три головы страшного пса крутились из стороны в сторону, пытаясь укусить его, но Геракл крепко сжал ему горло, и полузадушенный Кербер не смог сопротивляться.

Геракл взвалил стража мертвых на спину и отправился в обратный путь. Пока герой нес свою ужасную ношу, из пастей Кербера капала ядовитая слюна, а с тела — ядовитый пот. Говорят, что там, куда падала эта слюна, вырастали ядовитые растения — цикута, белладонна и многие другие.

А царь Эврисфей, услышав страшую новость о том, что Геракл несет к нему во дворец чудовищного стража царства Гадеса, снова спрятался в бронзовом пифосе. Он униженно умолял Геракла вернуть Гадесу его страшного пса.

Геракл посмеялся над трусостью царя, вернулся ко входу в царство мертвых, бросил там Кербера и пошел к Эврисфею за последним заданием.

Подвиг двенадцатый: Геракл и Гесперидовы яблоки

Последний из двенадцати подвигов Геракла был самым трудным.

Чтобы совершить его, герою пришлось пройти через многие испытания и совершить немало доблестных дел, одержать немало ратных побед, доказав богам и смертным, что он, сын Зевса и Алкмены, не только силен телом, умом и духом, но и обладает добрым сердцем.

На сей раз ему было поручено принести три золотых яблока, растущих в саду у Гесперид, дочерей титана Атланта.

— Не знаю, где этот сад находится, и знать не желаю! — сказал бессердечный Эврисфей. — Но доставить из него золотые яблоки ты обязан! Принесешь — отпущу тебя на волю, а не принесешь — погибнешь!

Спокойно выслушав приказ трусливого Эврисфея, Геракл стал думать, как ему отыскать этот сад.

Богиня Афина подсказала ему, что местонахождение волшебного сада известно одному лишь морскому богу Нерею. Однако старик по доброй воле тот секрет никому не открывал. Заставить его сказать, где находится сад, можно было только силой.

Поблагодарив Афину, Геракл отправился на берег моря и, затаившись, стал ждать Нерея. Ждать пришлось долго, но наконец старик Нерей появился из моря и вышел на берег, чтобы погреться на солнце.

Едва он улегся на песке, как Геракл прыгнул ему на спину и крепко-накрепко связал. Пытаясь вырваться, Нерей менял обличья, оборачиваясь то псом, то бараном, то быком, то конем, но провести Геракла ему не удалось. Пришлось ему ради обретения свободы указать место, где находится сад с золотыми яблоками.

Оказалось, что сад расположен на самом краю земли, там, где Атлант держит на своих могучих плечах небосвод, а охраняют сад Геспериды и страж-чудовище Ладон с единственным, но очень зорким глазом.

Поверженный Нерей еще добавил, что только Прометей, по воле Зевса прикованный к Эльбрусу, знает, как попасть в этот сад...

Геракл знал о Прометее (отце людского рода, сыне титана Напета), который, пожертвовав собой, похитил у богов-олимпийцев огонь и отдал его людям.

В наказание за это и за вызов, брошенный богам, Зевс приковал Прометея цепью к Эльбрусу, приговорив к вечным страданиям. Много тысяч лет терпел он великие муки. Каждый день прилетал к нему любимец Зевса, орел, и клевал ему печень. Однако Прометей стойко сносил муки и не просил пощады. Геракл почитал героя и давно хотел освободить его.

Узнав у Нерея, что Эльбрус находится в Колхиде, Геракл решительно зашагал в том направлении.

Много стран и морей пришлось пройти герою, чтобы добраться до Эльбруса, немало испытаний пришлось ему выдержать. Однажды дорогу ему заступил великан Антей, сын богини земли Геи.

Антей любил помериться с путниками силой, неизменно побеждал их и немилосердно убивал. Никто не знал, что сама мать-земля питает его силы, помогая справляться с любым противником, и поэтому Антей оставался непобедимым.

Повстречав Геракла, он пригласил его на поединок и сказал, что побежденному — смерть! Два силача сошлись в упорной схватке. Одолеть Антея никак не удавалось, но вскоре Геракл подметил, что, как только он приподнимает противника над землей, тот заметно слабеет, а оказавшись на земле, вновь обретает силы. Тогда Геракл схватил Антея покрепче, поднял его в воздух и держал до тех пор, пока тот наконец совершенно не обессилел и не сдался.

Так, преодолевая препятствия, Геракл добрался до Колхиды и вскоре увидел Эльбрус, а на нем — прикованного цепями Прометея.

Увидев незнакомого воина, Прометей удивился и спросил, кто он и зачем пришел.

— Меня зовут Гераклом, я сын смертной женщины и в благодарность от всех смертных, которым ты добыл тепло и свет, я освобожу тебя. Я не боюсь ни Зевса, ни гнева олимпийцев!

Как раз в это время послышался шелест могучих крыльев и пронзительный клекот: с Олимпа летел огромный красноглазый орел, готовясь вонзить железный клюв в Прометееву печень.

Не испугавшись посланника Зевса, Геракл натянул тетиву своего лука и выпустил навстречу орлу смертоносную стрелу. Пораженный ею орел издал пронзительный крик и камнем упал в море.

Потом Геракл уперся ногой в скалу, потянул на себя цепь, которой был скован Прометей, и порвал ее, после чего вытащил из груди героя металлический костыль и освободил его.

В эту секунду поднялся страшный ураган, небо почернело, огромные волны забились о скалы, и градины размером с куриное яйцо посыпались с небес. То гневался Олимп и бушевал Зевс. Всемогущий повелитель богов хотел немедленно истребить Геракла, но вмешалась мудрая Афина, напомнив ему, что Геракл должен участвовать на стороне олимпийцев в их битве с гигантами и что от этого зависит их успех в этой битве. Пришлось Зевсу смирить свой гнев, но, чтобы не была нарушена его воля, Прометей все же должен быть прикован к камню. Афина посоветовала Зевсу повелеть Гефесту выковать из звена его цепи кольцо и вправить в него камень. Богиня сказала, что подарит это кольцо Прометею, тот будет оставаться прикованным к камню. Зевс так и поступил. Говорят, что с тех пор и пошел обычай носить кольца с вправленными в них самоцветами.

А Прометей поведал Гераклу, как скорее добраться до сада Гесперид, и ушел отдыхать на уединенный остров, где обособленно жил бог Уран.

Преодолев немалый путь, Геракл оказался перед Атлантом. Тот стоял ногами в море и подпирал могучими плечами небесный свод, а позади него был виден чудесный сад, где в золотой листве блестели, источая тонкий аромат, золотые яблоки.

Геракл назвал Атланту свое имя, объяснил цель своего появления здесь и попросил принести ему три яблока. Атлант ответил, что охотно выполнит его просьбу, если гость ненадолго сменит его и подержит небо. Геракл согласился. Тяжела была эта ноша! Крепкие кости Геракла затрещали, мышцы напряглись и вздулись, пот ручьями заструился по его могучему телу, но сын Зевса удержал небесную твердь. Атлант сходил в сад, сорвал яблоки и, вернувшись к Гераклу, предложил ему подержать небесный свод, пока ты отнесет яблоки Эврисфею.

Но Геракл разгадал его хитрость. Когда коварный Атлант уже хотел уйти, Геракл сказал ему:

— Я согласен держать небосвод, но у меня болят плечи. Дай я наброшу на себя эту львиную шкуру, чтобы умерить боль. Подержи немного свод...

Неразумный Атлант снова взвалил на плечи небосвод, а сообразительный Геракл поднял лук и колчан со стрелами, взял палицу и золотые яблоки Гесперид и зашагал прочь, сказав, что не намерен оставаться там навечно.

Эпилог

Так доблестный Геракл совершил свой последний, двенадцатый подвиг, и царю Эврисфею ничего не оставалось, как объявить при всем народе, что Геракл справился со всеми двенадцатью подвигами, а потому отныне свободен.

Но на этом злоключения Геракла не закончились. Богиня Гера еще долго преследовала его. По ее злой воле наш герой убил своего друга Ифита, за что на три года был продан в рабство злобной и вздорной царице Омфале. Перенес за это время неисчислимые страдания и издевательства, потерял любящую супругу Деяниру, которая решила (по внушению Геры), что Геракл ее разлюбил, и пронзила себя стрелой. Пришлось Гераклу сражаться и победить множество чудовищ и богов. Он бился с богом Аполлоном, одолел в бою речного бога Ахелоя, убил кентавра Несса, наказал царя Лаомендонта, помог своему отцу Зевсу в сражении с гигантами...

Скоро земная жизнь Геракла подошла к концу. Он был вознесен на небо и занял почетное место среди олимпийцев. Теперь и Гере пришлось смирить свою мстительную злобу, и в знак примирения она отдала ему в жены свою дочь Гебу, грациозную богиню юности.

А слава могучего и отважного героя, служившего людям и совершившего много добрых дел, гремит и поныне.

Рекомендуем посмотреть:

Русские народные сказки для 3 класса

Сказка «Хитрая наука»

Стихи о природе для детей 3 класса

Былины для 3 класса

Рассказы о детях, 3 класс. Внеклассное чтение

Нет комментариев. Ваш будет первым!