Про весну для младших школьников 1-2 класса

Про весну для младших школьников 1-2 класса

О весне для учащихся начальных классов

Весна. Народный календарь

Март

Март в древней Руси называли «сухий», «берёзозол», «берёзень», «марот», «марец», «брезень». По народным наблюдениям, с 9 марта начинаются утренники (утренние морозы) и продолжаются ровно 40 дней: «На Сороки — сорок утренников». С марта месяца начиналось русское пролетие (весна, слово, вышедшее ныне из книжного употребления).

Про март в народе говорили: «Раненько март веснянку затягивает»; «Март похоронит, август схоронит»; «Мартовская вода целебная».

Апрель

Апрель — водолей, цветень, берёзол, берёзень. Ни холоднее марта, ни теплее мая не бывает апрель. От снега до листа — таков апрель- водолей. Апрельские лучи будят землю. Вода на пользу, пригодится в майскую пору, когда с дождями заминка выходит. Наблюдая частые перемены погоды в этом месяце, часто сменяющиеся желания и капризы люди называют апрельскими причудами.

Апрель с водою — май с травою.

Коли весной у берёзы много сока — жди дождливого лета.

Май

В Древней Руси май называли «травным», «травнем», «розоцветом». В народе день 15 мая называется соловьиным, потому что с этого времени начинают петь соловьи. Примечают: соловей поёт всю ночь — будет солнечный день. Если соловья услышишь раньше кукушки, счастливо проведёшь лето.

Майские приметы:

Май холодный — год хлебородный.

Кукушка начнёт куковать — морозу больше не бывать.

Большая роса утром — к хорошей погоде, нет росы — к дождю.

Весенние загадки

Олёна-царевна по городу ходила, ключи обронила. Месяц видел, солнце взяло.

Летит птица орёл, несёт в зубах огонь, огневые стрелы пускает, никто её не поймает.

Крикнул вол на сто сёл, на тысячу городов.

Сперва блеск, за блеском треск, за треском плеск.

Бежит бычок, золотой рожок, бежит, журчит.

Зазвенели ручьи, прилетели грачи.

В улей пчела первый мёд принесла.

Кто скажет, кто знает, когда это бывает?

Ответ: Роса. Молния. Гром. Молния, гром, дождь. Ручей. Весной.

В. Бианки «Лесная газета»

Месяц пробуждения (первый месяц весны)

С 21 марта по 20 апреля Солнце вступает в знак Овна

21 МАРТА — день весеннего равноденствия, — день с ночью меряется: полсуток на небе солнышко, полсуток — ночь. В этот день в лесу празднуют Новый год — к весне поворот.

МАРТ — по-народному — парник, капельник. Солнце начинает одолевать зиму. Рыхлеет, ноздрится, становится серым снег — уж не тот, что был зимой, — сдаёт! Знать по цвету, что дело идёт к лету. С крыш свисают ледяные сосульки, блестя, струится по ним вода — и капает, капает... Натекают лужи — и уличные воробьишки весело полощутся в них, смывая с перьев зимнюю копоть. В садах звенят радостные бубенчики синиц.

Весна прилетела к нам на солнечных крыльях, у нее строгий порядок работ. Первым делом она освобождает землю: делает проталинки. А вода ещё спит подо льдом. Спит под снегом и лес.

Утром 21 марта по старинному русскому- обычаю пекут жаворонки — булочки с носиком, с изюминками на месте глаз. В этот день у нас выпускают на волю певчих птиц.

И с этого дня по новому нашему обычаю начинается месяц птиц. Ребята посвящают его нашим маленьким пернатым друзьям: развешивают на деревьях тысячи птичьих домиков — скворечен, синичников, дуплянок; перевязывают кусты для гнёзд; устраивают бесплатные столовые для милых гостей.

Сосунки в снегу

В поле ещё снег, а у зайчих уже родятся зайчата.

Зайчата родятся зрячими, в тёплых шубках. Сразу, как появятся на свет, они уже умеют бегать. Наевшись досыта материнского молока, они разбегаются и прячутся под кустами, кочками. Лежат смирнёхонько — не пищат, не балуются, хоть мать и убежала куда-то.

Проходит день, другой, третий. Зайчиха по всем полям скачет, давно уж про них и забыла. А зайчатки всё лежат. Бегать им нельзя: как раз ястреб заметит или нападёт на след лиса.

Вот, наконец, бежит мимо зайчиха. Нет, не мамаша: тётка какая-то чужая. Зайчата к ней: накорми нас! Ну что ж, пожалуйста, кушайте. Накормила — и дальше.

И опять зайчата под кустиками лежат. А мамаша их где-то чужих зайчат кормит.

Так уж повелось у зайчих: всех зайчат общими считать. Где бы ни повстречала зайчиха зайчат, она их накормит. Всё равно, свои они ей или чужие.

Думаете, плохо зайчатам беспризорниками жить? Ничуть! Им тепло: шубка у них. А молоко у зайчих такое сладкое, густое, что зайчонок раз насосётся — потом насколько дней сыт.

А на восьмой — девятый день зайчата начнут травку зубрить.

Первое яйцо

Самка ворона первою из всех птиц снесла яйцо. Её гнездо — на высокой ели, густо засыпанной снегом. Чтобы яйцо не застыло и птенчик в нём не замёрз, ворониха не оставляет гнезда. Пищу ей приносит ворон.

Первые цветы

Появились первые цветы. Но не ищите их на земле — она ещё покрыта снегом. В лесу только на опушке журчит вода, и канавы полны ею доверху. Вот здесь-то, над бурой весенней водой, на голых прутиках орешника и распустились первые цветы.

Гибкие серые хвостики свешиваются с прутиков, их называют серёжками, но на серёжки они не похожи. Качнёшь такой хвостик — из него облачко пыльцы.

Но вот что удивительно: на тех же веточках орешника есть и другие цветы. Эти сидят парочками или по три, их можно принять за почки, только из верхушки каждой почки высунулось по паре ярко-розовых ниточек-язычков. Это рыльца, они ловят пыльцу, которая летит по ветру с других кустов орешника.

Ветер свободно гуляет между голыми прутьями — листьев нет, и ничто ему не препятствует качать хвостики-серёжки и подхватывать пыльцу.

Отцветёт орешник. Отвалятся серёжки. Засохнут розовые ниточки странных цветочков- почек. Но каждый такой цветочек превратится в орех.

Н. Павлова

Весенняя хитрость

В лесу хищники нападают на мирных животных. Где увидят, там и хватают.

Зимой на белом снегу не так-то скоро увидишь зайца-беляка и белую куропатку. А сейчас снег тает, во многих местах уже показалась земля. Волки, лисицы, ястребы, совы, даже маленькие хищные горностаи и ласки издали замечают белую шёрстку и белые перья на чёрных проталинах.

И вот беляки и белые куропатки пустились на хитрость: они линяют и перекрашиваются. Беляк стал весь серенький, у куропатки выпало много белых перьев, а на их месте отросли бурого и ржавого цвета новые перья с чёрными полосами. Теперь беляка и куропатку не так-то просто заметить: они замаскированы.

Некоторым из нападающих тоже пришлось прибегнуть к маскировке. Ласка была вся белая зимой, горностай тоже, только кончик хвоста у него был чёрный. И им обоим удобно было подкрадываться к мирным животным по снегу: белым по белому. А сейчас они перелиняли и стали сверху бурыми. Ласка вся бурая, а у горностая кончик хвоста как был, так и остался чёрным. Но ведь чёрное пятнышко на одежде не вредит ни зимой, ни летом: ведь и на снегу есть черные пятна — соринки да сучочки, а на земле и в траве их сколько хочешь.

Зимние гости собираются в путь

На проезжих дорогах по всей нашей области замечены стайки маленьких белых птиц, похожих на овсянок. Это наши зимние гости — снежные подорожники-пуночки.

Родина их в тундре, на островах и берегах Северного Ледовитого океана. Там не скоро ещё оттает земля.

Обвалы

В лесу начались страшные обвалы.

Белка спала в своём тёплом гнезде на ветке большой ели.

Вдруг тяжёлый ком снега обрушился с вершины дерева прямо на крышу гнезда. Белка выскочила, а её беспомощные новорождённые бельчата остались в гнезде.

Белка сейчас же принялась раскапывать снег. К счастью, оказалось, что снег только придавил крышу гнезда, сделанную из толстых прутьев. Круглое внутреннее гнездо из тёплого мягкого моха осталось цело. Бельчата даже не проснулись в нём. Они совсем ещё маленькие — с крысенят, голые, слепые и глупые.

Сырые квартиры

Снег тает и тает. Жителям лесных подвалов плохо приходится: кроты, землеройки, мыши полёвки, лисы и другие зверьки и звери, живущие в норах под землёю, уже сейчас страдают от сырости. Что же будет с ними, когда весь снег превратится в воду?

Загадочный пушок

На болоте растаял снег, между кочками — вода. А под кочками белеют серебристые кисточки, качаясь на гладких зелёных стебельках. Неужели это летучие плодики, которые не успели разлететься осенью? Неужели они перезимовали под снегом? Не верится — уж слишком они чисты и свежи.

Сорвёшь такую кисточку, раздвинешь пушок — и загадка разгадана. Это цветы. Там между белыми шёлковистыми волосками виднеются жёлтые тычинки и тонкие ниточки- рыльца.

Так цветёт пушица, а волоски у цветов для тепла — ведь ночи ещё так холодны.

Н. Павлова

В вечнозелёном лесу

Вечнозелёную растительность можно видеть не только в тропиках или на берегах Средиземного моря. И у нас на севере есть свои вечнозелёные леса с вечнозелёными кустарниками. Вот сейчас, в первый месяц нового года, особенно приятно пойти в такой лес, чтобы не видеть ни бурых прелых листьев, ни надоевшей сухой травы.

Пушистые серовато-зелёные молодые сосенки приманивают издалека. Как весело тут, среди них! Всё живёт: мягкий зелёный мох, кустики брусники с глянцевитой листвою и вереск, изящный вереск, на тонких веточках которого, покрытых черепицей удивительно мелких листочков, ещё сохранились прошлогодние бледно-лиловые цветочки.

На краю болота виднеется ещё один вечнозелёный кустарник — подбел. Его тёмные, подвёрнутые по краям листья снизу точно побелели, оттого и — подбел. Но кто остановится у этого кустарничка, не станет долго разглядывать листья, потому что заметит что-то интересное: цветы! Красивые розовые колокольчики, похожие на цветы брусники. Приятная неожиданность — найти в лесу цветы в такую раннюю пору. Наберёшь букет — и никто не хочет верить, что это с воли, а не из теплицы. Потому что мало кто гуляет ранней весною в вечнозелёном лесу.

Н. Павлова

Месяц возвращения на родину (второй месяц весны)

С 21 апреля по 20 мая Солнце вступает в знак Тельца

АПРЕЛЬ — зажги снега! Апрель спит, да дует, тепло сулит, а ты гляди: что-то ещё будет!

В этом месяце с гор вода, рыба со стану. Весна, высвободив из-под снега землю, выполняет своё второе дело: освобождает из-подо льда воду. Ручейки талого снега тайно сбежали в реки, вода поднялась и сбросила с себя ледяной гнёт. Зажурчали вешние потоки — разлились широко по долинам.

Напоённая вешней водой, тёплыми дождями земля надевает зелёное платье, с пестринами нежных подснежников. А лес всё ещё спит голый — ждёт своей очереди, когда им займётся весна. Но уже началось тайное движение сока в деревьях, наливаются почки, расцветают цветы на земле и в воздухе, — на ветвях.

Распутица

За городом распутица: по лесным и просёлочным дорогам не проедешь ни на санях, ни на телеге. С большим трудом нам удаётся получать известия из лесу.

Ягоды из-под снега

На лесном болоте из-под снега показалась клюква. Деревенские ребята ходят собирать её и говорят, что перезимовавшая ягода слаще новой.

Ёлка для насекомых

Расцвела ива-бредина. Её толстые узловатые серо-зелёные ветви совсем спрятались за лёгкими ярко-жёлтыми шариками. И вся она стала пушистой, воздушной, солнечной.

Цветёт ива — это праздник для насекомых. У нарядного куста шумно и весело, как на ёлке. Гудят шмели, суетятся бестолковые мухи, деловитые пчёлы перебирают тонкие нити тычинок, собирая пыльцу.

Порхают бабочки. Вот жёлтая с вырезными крылышками лимонница, там рыжая глазастая крапивница.

А вот на пушистый жёлтый шарик спустилась траурница, спрятав его под свои мрачные крылья. Вытянула хоботок и нащупывает им в глубине между тычинками мёд.

Совсем рядом с этим ярким праздничным кустом стоит второй. Тоже ива-бредина и тоже в цвету. Но у этого куста цветы совсем другие: невзрачные, серовато-зелёные, растрёпанные шишечки. И на них садятся насекомые. Но нет вокруг этого куста того оживления, как у соседнего. Зато как раз на этом кусте созревают семена ивы-бредины. Насекомые уже перенесли липкую пыльцу с жёлтых шариков на серовато-зелёные шишечки. И в них, внутри каждого длинного, похожего на бутылочку пестика, будут расти семена.

Н. Павлова

Солнечная ванна гадюки

Ядовитая гадюка каждое утро вползает на сухой пенёк и греется на солнце. Она ещё с трудом ползает, потому что кровь у неё сильно остыла на холоде. Согревшись на солнышке, гадюка оживает и отправляется на охоту за мышами и лягушками.

Муравейник зашевелился

Мы нашли большой муравейник под елью. Сначала мы думали, — это просто куча сора и старой хвои, а не муравьиный город: ни одного муравья не было видно.

Теперь снег сошёл с кучи, и муравьи вылезли погреться на солнышке. После долгого зимнего сна они совсем обессилели и лежали на муравейнике липкими чёрными комьями.

Мы слегка потревожили их палочкой, а они едва могли пошевельнуться. У них не было даже сил отстреливаться от нас едкой муравьиной кислотой.

Пройдёт ещё несколько дней, пока они снова примутся за работу.

Кто ещё проснулся?

Ещё проснулись летучие мыши, разные жуки — плоские жужелицы, круглые чёрные навозники, щелкуны. Щелкуны показывают свои головоломные фокусы: положишь его на спину, а он как щёлкнет головой — подпрыгнет, перевернётся в воздухе и падает прямо на ноги.

Зацвели одуванчики, и берёзы закутались в зелёный туман: вот-вот распустят листья.

А после первого дождя вылезли из-под земли розовые дождевые черви и появились новорождённые грибы — сморчки и строчки.

В пруду

Пруд ожил. Лягушки покинули свои зимние постели в тине, мечут икру и скачут из воды на берег.

А тритон, наоборот, сейчас только вернулся с берега в воду.

Ребята часто зовут тритона «харитоном». Он чёрно-оранжевый, хвостатый, похож скорей на ящерицу, чем на лягушку. На зиму он уходит из пруда в лес и спит там, зарывшись в сырой мох.

Жабы тоже проснулись и мечут икру. Только У лягушек икра плавает в воде студенистыми комьями, пузыристая, и в каждом пузырьке — круглая чёрная точка. А у жаб все икринки на ленточках, а ленточки прикреплены к подводным травам.

Лесные санитары

Случается, что зимой замерзают застигнутые врасплох лютым морозом птицы и зверьки. Их заносит снегом. Весной они показываются наружу, но долго не лежат: их убирают медведи, волки, вороны, сороки, жуки-могильщики, муравьи и другие лесные общественные санитары.

Весенние ли они?

Сейчас уже можно найти много цветущих растений: анютины глазки, пастушью сумку, ярутку, мокрицу, ромашку.

Но не думайте, что все эти травы успели вылезти из-под земли, как тот подснежник, который «сперва понемножку зелёную выставил ножку, потом потянулся из всех своих маленьких сил» — и только тогда увидел свет.

Анютины глазки, пастушья сумка, ярутка, мокрица и ромашка никуда не прятались от зимы. Они встретили её отважно — в полном цвету. И как только над ними вместо снежного потолка вновь показалось голубое небо, — они очнулись, и ожили их цветочки и бутоны.

И те самые бутоны, которые мы видели на стебельках этих трав поздней осенью, глядят на нас сейчас из травы цветочками.

Но как считать, весенние ли они?

Н. Павлова

Белая галка

В селе Малые Яльчики у школы живёт белая галка. Она летает в стае обыкновенных галок. Такой белой галки не видывали даже старики. Мы, ученики школы, не знаем, почему такая белая галка.

Лескоры-школъники Поля Синицина и Гера Маслов

Разъяснение

У обыкновенных птиц и зверей иногда родятся совсем белые птенцы и детёныши.

Учёные называют их альбиносами.

Альбиносы бывают полные — совсем белые или неполные — частью окрашенные. В организме их не хватает красящего вещества — пигмента, который придаёт окраску шерсти и перьям.

Среди домашних животных альбиносов много: белые кролики, белые куры и петухи, белые мыши и крысы.

У диких животных альбиносы родятся очень редко.

Их альбиносам живётся в тысячу раз трудней. Бывает, что их — ещё маленьких — убивают собственные родители. Бывает, что их всю жизнь преследует и бьёт весь их род. Но если родственники и примут белого уродца в своё общество, как белую галку в селе Малые Яльчики, всё равно альбиносу трудно долго остаться в живых: он всем бросается в глаза, и прежде всего — хищникам.

Редкий зверёк

В лесу громко закричал дятел. Так громко, что мне сразу стало ясно: у дятла беда!

Продираюсь сквозь чащу, вижу: на поляне — сухое дерево, в дереве аккуратная дырка — там дятлово гнездо. К нему по стволу подбирается диковинный зверёк — не пойму кто! Серенький, хвост не длинный, не пушистый, ушки и вовсе маленькие, круглые, — как у крошечного медвежонка. А глаза птичьи: большие, навыкате.

Долез зверёк до гнезда, в дупло заглянул: видно, яйцами полакомиться захотел... Дятел как кинется на него! Зверёк юрк за ствол. Дятел за ним. Зверёк винтом вокруг ствола. И дятел винтом.

Зверёк выше, выше, — а дальше и некуда: кончается ствол! А дятел клювом! Зверёк — брык с дерева — и поплыл по воздуху!..

Растопырил лапки — и плывёт по воздуху, как кленовый лист осенью. Чуть с боку на бок покачивается и хвостиком рулит. Перелетел через поляну — и сел на ветку.

Тут только я сообразил, что это полетуха, летучая векша! У неё на боках — кожаные складки. Она растопырит лапки, растянет складку — и летит. Парашютист наших лесов! Жаль только — больно редок.

Лескор Н. Сладкоd

Наводнение

Весна принесла много бед жителям леса. Снег быстро растаял, реки разлились и затопили берега. В некоторых местах настоящий потоп. Со всех сторон к нам поступают известия о жертвах наводнения. Больше всех пострадали зайцы, кроты, мыши-полёвки и другие зверьки, которые живут на земле и под землёй. Вода хлынула в их жилища. Зверькам пришлось бежать из дому.

Каждый спасался от наводнения как умел.

Маленькая землеройка выскочила из норки и взобралась на куст. Она сидит и ждёт, когда схлынет вода. У неё очень несчастный вид, потому что она голодна.

Крот чуть не задохся у себя под землёй, когда вода залила берег. Он вылез из-под земли, вынырнул наверх и пустился вплавь — искать сухого местечка.

Крот отличный пловец. Он проплыл много десятков метров, прежде чем выбрался на берег. Он очень доволен, что ни одна хищная птица не заметила его блестящей чёрной шкурки на поверхности воды.

Добравшись до берега, он снова благополучно нырнул в землю.

Белка в лодке

Рыбак ставил мерёжи на лещей в залитых половодьем лугах. Он медленно пробирался на лодке сквозь торчащие из воды кусты.

На одном из кустов он разглядел какой-то странный рыжеватый гриб. Вдруг гриб прыгнул — и прямо к рыбаку в лодку.

В лодке он сейчас же обернулся мокрой взъерошенной белкой.

Рыбак довёз её до берега. Белка сразу выскочила из лодки и ускакала в лес.

Как она попала на куст среди воды и долго ли так просидела, — никто не знает.

Плохо пришлось даже птицам

Крылатым наводнение, конечно, не так страшно. Но и они натерпелись от половодья.

Жёлтенькая овсянка выстроила себе гнездо на берегу большой канавы и уже успела положить в него яйца.

Во время разлива гнездо смыло, яйца унесло водой, и овсянке пришлось искать себе новое место для гнезда.

А бекас сидит на дереве и ждёт не дождётся, когда кончится половодье.

Бекас — кулик. Он живёт на лесном болоте и пищу себе достаёт своим длинным носом из мягкой почвы.

Сидит, ждёт, когда опять можно будет шагать по мягкой болотной земле и делать в ней дырочки носом. Не улетать же с родного болота!

Все места уже заняты, и на другое болото его не пустят тамошние бекасы.

Что делали рыбы зимой?

Зимой, в крепкие морозы, многие рыбы крепко спали.

Карась и линь ещё с осени зарылись в ил на дне. Пескари и уклейки зимовали в углублениях с песчаным дном. Сазан (он же карп) и лещ залегли на зиму в глубокие ямы речных и озёрных заливов, поросших камышом. Осетры с осени сбились в тесные кучи на дне ятовей — углублений в непромерзающих больших реках.

А как ведут себя рыбы, почти не спящие зимой, узнаете в этом номере нашей газеты.

Все перечисленные выше рыбы проснулись и стали метать икру — нереститься.

Месяц песен и плясок (третий месяц весны)

С 21 мая по 20 июня Солнце вступает в знак Близнецов

Месяц МАЙ — пой да гуляй! Вот когда весна всерьёз принялась за своё третье дело: начала одевать лес.

Вот когда в лесу начался весёлый месяц — месяц песен и плясок!

Победа, полная победа солнца — света и его тепла — над стужей и мраком зимы. Зорька вечерняя утренней зорьке руки подаёт — на севере начинаются белые ночи. Отвоевав землю и воду, жизнь поднимается во весь рост. Сияющей зеленью новорождённых листьев одеваются высокие деревья. Мириады легкокрылых насекомых поднимаются в воздух; в сумерках на охоту за ними вылетают полуночники-козодои и вёрткие летучие мыши. Днём реют в воздухе ласточки и стрижи, висят-парят над пашнями, над лесом орлы, коршуны. Как на ниточке подвешенные к облакам, трепещут над полями пустельги и жаворонки.

Отворились двери без петелек, залетали жильцы златокрылые — труженицы-пчёлки. Всё поёт, и играет, и пляшет: косачи — на земле, селезни — на воде, дятлы — на деревьях, бекасики — небесные барашки — в воздухе над лесом. Теперь, по слову поэта, «птица и всякая зверь у нас на Руси веселятся. Сквозь лист прошлогодний пробившись, теперь синеет в лесу медуница».

Отчего наш месяц май

Прозывают месяц Ай?

Оттого, что тёпел и холоден. Днём солнышко, а ночью бывает — ай! какой морозец. Бывает май — под кустиком рай, а то май — коню сена дай, а сам на печь полезай.

Лесной оркестр

В этом месяце соловей так распелся, что и днём и ночью свищет да щёлкает.

Ребята удивляются: а когда же он спит? Весной птицам спать долго некогда, птичий сон короток: успевай соснуть между двух песен да в полночь часок, да в полдень часок.

На утренних и вечерних зорях не только птицы — все лесные жители поют и играют, кто на чём и как умеет. Тут услышишь и звонкие голоса, и скрипку, и барабан, и флейту, и лай, и кашель, и вой, и писк, и уханье, и жужжанье, и урчанье, и кваканье.

Звонкими, чистыми голосами поют зяблики, соловьи, певчие дрозды. Скрипят жуки и кузнечики. Барабанят дятлы. Свистят флейтой иволги и маленькие дрозды-белобровики.

Лают лисица и белая куропатка. Кашляет косуля. Воет волк.

Ухает филин. Жужжат шмели и пчёлы. Урчат и квакают лягушки.

Никто не смущается, если у него нет голоса. Каждый выбирает себе музыкальный инструмент по своему вкусу.

Дятлы отыскивают звонкие сухие сучья. Это у них — барабан. А вместо палочек у них — отличный крепкий нос.

Жуки-усачи скрипят своей жёсткой шеей, — чем не скрипочка?

Кузнечики — лапки по крыльям: на лапках у них зацепочки, а на крыльях зазубринки.

Рыжая цапля — выпь ткнёт свой длинный клюв в воду да как дунет в него! Бултыхнёт вода — по всему озеру гул, словно бык проревел.

Абекас, тот даже хвостом умудряется петь: взовьётся ввысь да вниз головой оттуда с распущенным хвостом. В хвосте у него ветер гудит — ни дать ни взять барашек блеет над лесом!

Вот какой оркестр в лесу.

Гости

Под деревьями и кустами, невысоко над землёю, уже давно светятся жёлтые звёздочки гусиного лука.

Они появились, когда деревья были голы и яркие лучи весеннего солнца свободно достигали земли. В этих лучах и расцвёл гусиный лук, а рядом расцветала хохлатка.

Как было радостно увидеть её первые цветы! В ней всё красиво: и причудливые с длинными шпорцами лиловые цветочки, собранные букетиком на конце стебелька, и сизоватые, рассечённые листочки.

Сейчас пора гусиного лука и его подруги- хохлатки уже отходит. Тень деревьев стала слишком густой, она мешала бы им жить, если бы они уже не приготовились уйти домой. Их дом в подземном мире. На земле они только гости. Рассеяв семена, они бесследно исчезнут. Но где-то там, в глубине, будут покоиться всё лето, всю осень и зиму маленькая луковица и круглый клубенёк.

Если хочешь пересадить их к себе — копай сейчас, пока ещё не отцвели запоздалые цветы. Копай осторожно и прилежно. Просто удивительно, какой длины бывают иногда бледные подземные стебельки этих маленьких растеньиц!

Луковицы и клубни наших гостей в тех местах, где земля сильно промерзает, лежат очень глубоко. В тёплых, защищённых местах они ближе. Помни это, когда будешь сажать их у себя.

Н. Павлова

Голоса в поле

Пошли мы с товарищем полоть в поле. Идём себе потихоньку и слышим — перепел нам из травы: «Подь полоть! Подь полоть! Подь полоть!».

Я ему говорю: «Мы и так идём полоть». А он всё своё: «Подь полоть! Подь полоть!»

Идём мимо лужи; там лягушки из воды носы выставили, пузыри за ушами надувают, кричат. Одна кричит: «Дур-ра! Дур-р-ра!» А другая ей: «Сама какова! Сама какова!»

Подходим к полю — пигалицы круглокрылые встречают нас. Вспархивают над нашими головами и нас спрашивают: «Чьи вы? Чьи ВЬ1?» И опять: «Чьи вы? Чьи вы?» А мы им говорим: «Красноярские».

Лескор Курочкин (село Красноярка)

Рыбьи голоса

Запись на плёнке, сделанную под водой, включили в радиоаппаратуру. И сразу, заглушая людские голоса в комнате, из громкоговорителя понеслись доселе неслыханные человеком звуки: глухой писк и скрипучий визг, чьи-то стоны и мычание, какое-то своеобразное кваканье и вдруг — оглушительное стрекотание. Всё это были голоса разных черноморских рыб. У каждого вида их свой голос, легко отличимый от голосов других жителей подводного царства.

Теперь, благодаря изобретению особых гидроакустических приборов — чутких подводных «ушей», — мы убедились, что подводное Царство далеко не безмолвно и рыбы совсем не немы. Это будет иметь и большое практическое значение: при помощи подводных звукоуловителей можно будет узнавать о местах скопления ценных промысловых рыб, о направлении их передвижений, — и тогда выезжать их ловить не наугад, не вслепую, а точно зная их местонахождение. Возможно также, что человек научится подманивать рыб, подражая их голосам.

Под крышей

В цветах самое нежное — пыльца. Намокнет — может испортиться. Ей вреден дождь, вредна роса. Как же она бывает от них защищена?

Цветочки ландыша, черники и брусники — маленькие висячие колокольчики, и потому в них пыльца всегда под крышей.

У купавки цветы смотрят в небо. Но каждый лепесток цветка купавки вогнут ложечкой, и все они прикрывают друг друга краями. Получается со всех сторон закрытый шарик. Дождь по нему барабанит, а внутрь, к пыльце, не попадёт ни одна капелька.

У недотроги — она сейчас ещё в бутонах — каждый цветок прячется под лист. И как хитро: ножка цветка перекинута через черешок листа, чтобы цветок прочно держался на своём месте под крышей.

Цветы шиповника, в которых такое множество тычинок, во время дождя смыкают свои лепестки. Закрываются в непогоду и цветы водяной лилии.

А у лютика цветы поникают.

Н. Павлова

Ночью в лесу

Один лескор прислал нам такое письмо:

«Сказать по правде, чепуху какую-то я слышал ночью в лесу.

Понемногу затихли все птичьи голоса, и наконец настала полная тишина. Была полночь.

И вот где-то в вышине началось: загудела низкая струна. Сперва тихо, потом громче, громче — толсто так, басовито — и опять тише, ещё тише — и смолкла совсем.

Я подумал: «Ну, для начала и это не плохо. Хоть на одной струне, да заиграли».

А из лесу вдруг: «Ха-ха-ха! Хо-хо-хо!» — да жутким таким голосом, — у меня мурашки по спине побежали.

«Вот, — думаю, — награда музыканту: хохочут над ним!»

И опять тишина. Долго. Я уж думал — больше ничего не будет.

Потом слышу, кто-то патефон заводит. Заводит и заводит — а музыки нет. «Испортился, что ли, у них патефон?» — думаю.

Перестали. Тихо. Потом опять заводят: «Тырр-рырр-рырр-рырр!..» — без конца, надоело даже.

Завели наконец. «Ну, — думаю, — теперь-то уж пластинку поставят, сейчас пустят».

Вдруг в ладоши захлопали. Звонко так, горячо.

«Как же это? — думаю. — Никто ничего не сыграл, а уже в ладоши хлопают?»

Вот и всё. Потом опять долго-долго заводили патефон, ничего не сыграли, а в ладоши хлопали. Я рассердился и ушёл домой».

* * *

Мы должны сказать, что сердиться нашему лескору не надо было. Он слышал, как низкая струна гудела. Это какой-нибудь жук над ним пролетел, — наверное, майский.

Жутко хохотала большая сова неясыть. Такой у неё неприятный голос, ничего не поделаешь.

Патефон заводил — тырр-рырр-рырр- рырр! — козодой — тоже ночная птица, только не хищная. Никакого патефона у козодоя, конечно, нет: это он так горлом делает. И воображает, что поёт.

И в ладоши хлопал тоже он, козодой. Не в ладоши, конечно, а крыльями по воздуху хлоп-хлоп-хлоп! Очень похоже на аплодисменты.

А зачем он это делает, этого редакция объяснить не может: сама не знает. Наверно, просто так, с радости.

Игры и пляски

Журавли устраивают танцы на болоте.

Соберутся в кружок, и вот один или двое выходят на серёдку и начинают приплясывать.

Сперва ничего — только подпрыгивают долгими ногами. Дальше больше: пускаются в широкий пляс и такие коленца выкидывают — помрёшь со смеху! И кружатся, и прыгают, и вприсядку — ну точь-в-точь трепака откалывают на ходулях! А те, что кругом стоят, равномерно, в такт, хлопают крыльями.

А у хищных птиц игры и пляски в воздухе.

Особенно отличаются соколы. Они поднимаются под самые облака и там показывают чудеса ловкости. То, разом сложив крылья, с головокружительной высоты камнем летят вниз, — над самой землёй раскинут крылья, широкий круг дадут и снова взмоют ввысь. То застынут высоко-высоко над землёй — и висят с распростёртыми крыльями, как на ниточке подвешенные к облакам. То вдруг примутся кувыркаться в воздухе через голову, как настоящие небесные клоуны, турманом-турманом падают к земле, выкидывают «мёртвые петли», кружатся, крыльями плещут.

Кому смех, кому слёзы

Все в лесу веселятся, а берёзы плачут.

Под горячими лучами солнца сок быстрее и быстрее течёт по всему их белому телу. Через поры коры он выступает наружу.

Люди считают берёзовый сок полезным и вкусным напитком. Они надрезают кору и собирают его в бутылки.

Деревья, у которых выпустили слишком много сока, засыхают и гибнут, потому что сок у них всё равно что у нас — кровь.

Белка лакомится мясным

Белка всю зиму жила на одной растительной пище. Лущила шишки да ела заготовленные с осени грибы. Теперь пришло время ей полакомиться мясным.

Многие птицы уже устроили себе гнёзда и отложили яйца. Некоторые вывели даже птенцов.

Белке это на руку: она отыскивает птичьи гнёзда на ветвях и в дуплах деревьев и таскает из них себе на обед птенцов и яйца.

Этот хорошенький грызун не уступает любому хищнику по части разорения птичьих гнёзд.

Наши орхидеи

Эти любопытные цветы — редкость на севере. И невольно вспоминаешь их знаменитых родственников — изумительные орхидеи, которые растут в тропических лесах. Там они встречаются и на деревьях. У нас же — только на земле.

У некоторых наших орхидей поразительные корни: пухлые ручки с растопыренными пальчиками. А цветы порою очень красивы, но иногда невзрачны. Зато как пахнут эти цветы, цветы кукушника, любки, бровника! Пьянеешь от их аромата.

Но самую замечательную из наших орхидей я увидела впервые только на днях в Ропше. У этого, не знакомого мне, растения было пять крупных красивых цветов. Я повернула один цветок кверху, но тотчас же брезгливо отдёрнула руку. Прильнув к цветку, сидела странная красно-бурая муха. Я хлопнула по ней колоском. Она и не шевельнулась. Я присмотрелась. Это была не муха. У неё было бархатистое тело с голубым пятном, короткие мохнатые крылья, голова, пара усиков. И всё-таки это была не муха. Это была часть цветка — тогда ещё мне не известного — орхидеи офрис-мухоноски.

Н. Павлова

Из дневника юнната

Гнездо воронков

28 мая. — Под коньком крыши соседней избы — как раз против моего окна — парочка ласточек-воронков начала лепить гнездо. Я очень этому обрадовалась: теперь увижу, как ласточки делают свои славные круглые домики, всю их стройку увижу от начала до конца. Когда сядут высиживать и как птенчиков своих будут выкармливать, — всё узнаю.

Я проследила, куда мои ласточки летают за стройматериалом: на речку посреди деревни. Там садятся прямо на берег у самой воды, отколупывают клювиком кусочек глины и сейчас же мчатся с ней к избе. Тут они, сменяя одна другую, прилепляют свою глину к стене под коньком и спешат за новым кусочком.

29 мая. — К сожалению, я не одна обрадовалась новостройке: соседний кот Федосеич — ободранный серый бродяга, потерявший в драках с другими котами правый глаз, — нынче с утра залез на крышу.

Он всё следит за прилетающими ласточками и уже заглядывал под конёк: не готово ли гнездо?

Ласточки подняли тревожный крик и больше не стали лепить, пока он не убрался с крыши. Неужели совсем улетят отсюда?

3 июня. — За эти дни ласточки слепили нижнее основание гнезда — тонкий серпик. Федосеич часто влезает на крышу и пугает их, мешает работать. Сегодня после полудня ласточки совсем больше не прилетали. Видно, бросили стройку. Найдут себе где-нибудь более спокойное место — и я ничего не увижу.

Прямо так досадно, так досадно!

19 июня. — Всё время стояли жаркие дни. Чёрный серпик глины под коньком высох и стал серым. Ласточки ни разу не появлялись. Днём всё небо заволокло тучей и хлынул дождь. Настоящий ливень! За окном будто сплошной занавес из стеклянных палочек. По улице помчались ручьи. Речку нигде вброд не перейдёшь: разлилась, бурчит, как сумасшедшая, а в размякшей глине по берегам нога утопает чуть ли не по колено.

Под вечер — только перестал дождь — прилетела под конёк ласточка. Прилепилась к серпику начатого гнезда, посидела и улетела.

Я подумала: «Может быть, не Федосеича ласточки напугались, а просто эти дни негде им было взять сырой лепкой глины? Может быть, они прилетят ещё?»

20 июня. — Прилетели, прилетели! И не парочка, а целая стайка — целая комиссия. Все они кружились над крышей, заглядывали и под конёк, возбуждённо кричали — будто спорили о чём-то.

Минут десять что-то обсуждали. Потом все сразу улетели. Осталась только одна. Она прицепилась лапками к серпику глины и сидела неподвижно, только клювиком что-то поправляла или, может быть, смазывала глину своей клейкой слюной.

Всё-таки, значит, у меня перед глазами будет гнездо! Только бы Федосеич не достал до него лапой с конька. Но ведь ласточки знают, поди, где строить своё гнездо.

Лескор Верика

Рекомендуем посмотреть:

Михаил Пришвин «Деревья в плену»

Сладков «Весна, идёт»

Чехов «Весной», 2 класс

Классный час на тему: «Весна пришла», 1 класс

Сладков «Чья проталина»

Любовь Геннадьевна Верехова # 24 марта 2018 в 19:23 0
Большое спасибо за хорошую подборку материала. Полезно будет использовать в своей работе, направленной на совершенствование представлений о временах горда, приметах весны. Ценно, что происходит знакомство детей с народными приметами, народным календарем.