Григорий Ефремов «Превращение Шугуева»

...И вот наступил день, когда жизнь Петра Шугуева, шестиклассника, превратилась в форменный кошмар. Надо было что-то решать, что-то круто менять в своей судьбе, надо было переоценивать ценности, накопленные за тринадцать (без малого) лет жизни.

А началось все с такого пустяка, что и рассказывать смешно. Ну, вошла в автобус старушка, а он, конечно, сидел себе, смотрел в окно. И тут вдруг такое началось! Нестарый мужчина и две женщины, что сидели рядом, прямо-таки набросились на Шугуева и стыдили его целых три остановки. Слава богу, старушка хоть смирная попалась, душевная, видимо, старушка — стояла себе тихо да покачивалась. Но от крика у Петра голова все ж таки разболелась. Хорошо, ехать оставалось недалеко. А то б ведь лопнуло терпение, и неизвестно, что бы он такое в этом автобусе сотворил.

Хорошо — приехал. Вышел и забыл. Эпизод, пустяк. Если бы не потом, если бы не все эти ночные ужасы. Если бы не приснилось Петру, что едет он в автобусе, смотрит в окно, и все вроде отлично, да чего-то не то. Неуютно как-то, и на душе тяжело. Короче, на коленях у него, оказывается, сидит тот самый нестарый мужчина, да не просто сидит, а все чего-то кряхтит и ерзает. Поглядел Петр вверх и понял отчего: у мужчины на коленях сидят две женщины — из того же автобуса. А тут еще входит на остановке старушка и — прыг наверх. Села себе и поет про ямщика. Настроение, видать, отличное. Петру бы встать да сбросить их всех, а сил нет. Хоть плачь! Но тут, к счастью, загудел на повороте автобус. Петр проснулся и понял, что звенит будильник.

Наступивший день выдался серым и невыразительным. Таких скучных дней в его жизни — по пальцам пересчитать. Ну, другому поставили бы за такой день примерное поведение. И не бил никого, и на уроках слушать пытался, и даже в учебниках не рисовал. Всех дел — разбил снежком лампочку, что номер дома освещает, да и то, смешно сказать, случайно: целил в окно подвала, да промахнулся.

Лампочка эта, сами понимаете, выеденного яйца не стоит, а приснилось такое... Что стоит он у дома этого, цепью к нему за ногу прикованный, и вокруг темнота. А мимо люди — идут и идут, и каждый спрашивает, какой номер. И он, Петр, каждому отвечает: восемь дробь один. Попробовал вырваться — только цепь звенит. Проснулся — а это будильник опять выручил.

Совсем Петр притих. Ни в школе, ни дома его не слышно. А чтобы легче было молчать, решил жевательной резинки купить. Пришел в магазин — пятака не хватает. Спасибо, малолетка у входа попался. Отнял у него пятачок, ну и шапку для полноты ощущений на дерево забросил. Уж не без этого. Думаете, легко отказать себе в маленьком удовольствии, когда руки третий день по настоящему делу чешутся?

Но вышло — лучше бы этот шкет и вовсе не попадался. Налетели на Петра во сне штук пятнадцать этих мальцов, как близнецы, все на одно лицо, связали, перевернули ногами вверх и давай трясти. И слышит Шугуев ужасный звон — это в голове его пятаки звенят. И не голова уже это, а копилка для пятаков...

Короче, проснулся в холодном поту и с головной болью. И понял: все, дальше так жить — никаких сил не хватит. Нужно что-то менять. И решился Петр Шугуев, шестиклассник, на отчаянный шаг — начать жизнь наоборот.

Ввинтив взамен разбитой новую лампочку, Петр сел в автобус и дважды проехал от кольца до кольца, уступая места всем без исключения старушкам, пассажирам с детьми и даже нестарым мужчинам. И все улыбались, и говорили ему спасибо и, развивая мысль, добавляли, что хорошая у нас, мол, растет молодежь. Затем Петр помог женщине с ребенком выйти из автобуса, вышел сам и увидал, как два парня пинают ногами чужой портфель, а рядом стоит и плачет девочка. Петр уже было открыл рот, чтобы крикнуть: «Алло, фраер, пасуй сюда!» Но вместо этого разогнал мальчишек, отряхнул портфель и принес его девочке.

А девочка вытерла слезы, и тоже улыбнулась, и тоже сказала спасибо. И Петр предложил проводить ее до дома, чтобы опять чего такого не случилось, и она согласилась, и они долго гуляли и разговаривали, и оказалось, что учится она в той же школе, что и Шугуев, только в пятом классе, и оба удивлялись, что раньше не замечали друг друга, и договорились на следующий день вместе пойти в парк.

...И случилось чудо! В эту ночь Петр спал глубоко и спокойно, без ужасов и вообще без снов. Будильник утром прозвонил бодро и весело. Петр проснулся в отличном настроении, мало того — с желанием сейчас же, сию минуту идти, нет — бежать... в школу! Впервые за тринадцать (без малого) лет жизни!

«С чего бы это?» — думал Петр, начищая зубы.

«С чего бы это?» — думал он, глотая бутерброд и обжигаясь чаем.

«С чего бы это?» — думал он, выбегая на улицу. И в самом деле — с чего?

Рекомендуем посмотреть:

Лесков «Тупейный художник»

Тургенев «Бирюк»

Тургенев «Воробей»

Салтыков-Щедрин «Дикий помещик»

Повести покойного Ивана Петровича Белкина

Нет комментариев. Ваш будет первым!