Сказка «Али-Баба и сорок разбойников»

Арабская сказка «Али-Баба и сорок разбойников»

Давно это было. Жили в одном персидском городке два брата: Касим и Али-Баба. Касим был богатым, владел садами и виноградниками. А младший, Али-Баба, еле-еле зарабатывал на пропитание. Каждое утро он уходил в лес, рубил дрова и связывал их в вязанки. Каждый вечер он развозил эти вязанки по дворам и продавал их. Денег едва хватало на еду.

Вот однажды, когда Али-Баба рубил дрова, над кустарником поднялась пыль и раздался топот копыт. Али-Баба очень испугался. Он отогнал ослов, быстро влез на высокий дуб и спрятался в его ветвях. Только он спрятался, как прямо под ним проехали сорок всадников. Впереди ехал страшный одноглазый человек. Всадники спешились и подошли к скале. Одноглазый раздвинул кустарник и тихо сказал:

— Симсим, откройся!

Скала задрожала, и камни раздвинулись, обнаружив глубокую пещеру. Всадники сняли с коней тяжёлые тюки и скрылись в скале.

Прошло немного времени, и всадники друг за другом вышли из скалы. Одноглазый повернулся и приказал:

— Симсим, закройся!

И скала сомкнулась, как и не было ничего. Всадники ускакали, а Али-Баба ещё долго сидел на дереве — так испугался. Но любопытство взяло над ним верх, и дровосек подошёл к той самой скале. Дрожащим голосом, тихотихо, он сказал:

— Симсим, откройся!

Камни раздвинулись вновь, и Али-Баба очутился в пещере. Сразу за ним стена сомкнулась. Темно в пещере не стало: её освещали дивные хрустальные лампы, свисавшие с потолка; у стен стояли позолоченные столы, покрытые вышитыми скатертями, уставленные разными яствами и напитками, каких бедный Али-Баба и во сне не видел. Али-Баба попробовал каждого кушанья и, пока обошёл все столы, наелся до отвала, так что еле ноги передвигал. Отойдя от столов, дровосек увидел кипы роскошных нарядов, тюки шёлковых тканей, дорогие ковры; всего этого добра хватило бы на тысячу вельмож, а коврами и тканями можно было бы украсить сто царских дворцов.

Рядом были свалены в кучи золото и драгоценности, жемчуг и алмазы. Из мешков сыпались серьги, перстни, а на стенах висели золотые мечи и длинные копья.

«Ведь не будет ничего плохого, — подумал дровосек, — если я возьму немного золота. Видно, это разбойничья пещера и добро здесь награбленное».

Он наполнил золотом три мешка и подошёл к выходу из пещеры.

— Симсим, откройся! — приказал он, и скала раздвинула камни. Али-Баба взвалил мешки на ослов и повернулся:

— Симсим, закройся!

Камни сомкнулись, а радостный Али-Баба поехал домой.

— Откуда всё это, Али-Баба? — всполошилась его жена при виде такого богатства. — Ты кого ограбил, несчастный?

Но когда Али-Баба всё ей рассказал и пообещал больше не ходить в ту пещеру, она успокоилась и принялась пересчитывать золотые монеты.

— Их целую неделю можно считать, — сказал ей Али-Баба. — Давай лучше подумаем, куда всё это спрятать, не можем же мы оставить деньги здесь.

— Ну, раз ты не хочешь, чтобы я сосчитала деньги, так я возьму меру и перемеряю золото, — ответила жена. — Должны же мы знать, сколько у нас денег.

Али-Баба не стал спорить с женой. Жена же не стала считать каждую монетку, а побежала к жене Касима, попросила у неё меру, которой меряют зерно. Надо сказать, что жена Касима была столь любопытна, сколь и завистлива. Ей ужас как захотелось узнать, зачем это голодранцу Али-Бабе понадобилась мера. Она и намазала дно меры мёдом.

Али-Баба с женой перемеряли золото — а его оказалось десять с половиной мер — и спрятали его в яме, в саду. В спешке они и не заметили, что одна золотая монетка прилипла ко дну меры, — так и отдали её Касиму. Но лишь только жена Касима увидела монетку, как тут же накинулась на своего мужа.

— Ах ты, тюрбан трухлявый! — кричала она. — Смотри, как люди богатеют! Ещё вчера Али-Баба приходил к тебе клянчить хлеба, а сегодня они уже золото мерой меряют!

Касима одолела зависть. Он тут же побежал к Али-Бабе, показал ему золотой, который прилип ко дну меры, и потребовал от брата, чтобы тот ему рассказал, где он раздобыл деньги. Добрый Али-Баба всё рассказал брату и предложил ему разделить деньги пополам. Но Касиму показалось, что этого слишком мало. Он хотел, чтобы Али-Баба проводил его в пещеру с сокровищами. Касим так долго спорил, что Али-Баба сдался и проводил брата к той скале. Он сказал заветные слова и поспешил домой: он очень боялся разбойников и не хотел с ними связываться.

Касим пригнал в горы десять мулов, положил на каждого мула по два больших сундука и хотел наполнить их золотом и драгоценными камнями. Привязал он мулов к дереву, подошёл к скале и крикнул:

— Симсим, откройся!

Камни раздвинулись, и Касим вошёл в пещеру. Он был так же поражён, как и Али- Баба. Жадный Касим заметался по пещере, словно одержимый: передвигал тяжёлые сундуки, полные золота, хватал мешки с драгоценностями и тащил к дверям, словно хотел унести всё это сразу. Наконец он так устал, что едва держался на ногах и решил, что на первый раз золота и драгоценностей хватит. Касим встал перед дверью и хотел сказать волшебные слова, чтобы она открылась. Но как ни старался, он не мог их вспомнить. Единственное, что он вспомнил, что нужно назвать какое-то растение. Вот и стал перебирать все растения, которые знал.

— Ячмень, откройся! — кричал он.

— Тмин, откройся!

— Пшеница, откройся!

— Рис, откройся!

Так перебрал Касим все растения, какие только знал, но травки симсим он так и не вспомнил. Касим устал, сел около двери и стал думать, что он будет делать в пещере, если не выберется отсюда.

В это время снаружи послышался конский топот. Это разбойники возвращались с новой добычей. У Касима дух перехватило, он и пошевелиться от страха не мог. Услышал он, как разбойники ругаются между собой: это они нашли его мулов и обшарили лес в поисках их владельца. Наконец всё стихло, и Касим услышал заветные слова:

— Симсим, откройся!

Камни раздвинулись, и перепуганный Касим вывалился из пещеры прямо на разбойников. Те набросились на него и тут же убили. Сложили они новую добычу в свою сокровищницу, а тело Касима положили перед входом в пещеру, чтобы другим неповадно было: зайдёт кто-нибудь в пещеру и сразу увидит, что его ждёт.

Жена Касима ждала его два дня и две ночи, а потом пришла к Али-Бабе. Плача, она умоляла найти её мужа. Али-Баба отправился к скале. Сердце подсказывало ему, что случилась беда. Он сказал волшебные слова, и камни раздвинулись. У порога нашёл Али-Баба тело брата. Дровосек сразу понял, что Касим угодил в лапы разбойников. Он вернулся домой за ослом и вечером, когда было темно, увёз на нём тело Касима.

Горе пришло в дом Касима. Али-Баба устроил брату пышные похороны, а жена его всем говорила, что Касим отравился испорченной водой.

Прошло время, и разбойники снова пришли в свою пещеру. Как же они рассердились, не найдя тела Касима на месте. Они поняли, что кто-то ещё знает об их пещере, и поклялись разыскать своего врага, где бы он ни был, и расправиться с ним. Долго совещались они, и наконец атаман велел самому храброму и хитрому разбойнику переодеться купцом и отправиться в город.

Разбойник, переодетый купцом, ходил по улицам и по рынку и осторожно расспрашивал людей. Так он узнал всё, что ему было нужно: недавно здесь похоронили богача Касима, вдова живёт теперь с его братом Али- Бабой; они купили новые сады и виноградники и переехали в дом, в котором раньше жил богатый шейх.

Разбойник попросил одного паренька проводить его к этому дому. Он хорошенько осмотрел дом Али-Бабы и решил, что узнает его по причудливым воротам. Уже уходя, он обратил внимание на соседние ворота: они были одинаковыми! Тогда он взял мел и нарисовал на воротах Али-Бабы крест.

Жена Али-Бабы, Марджана, была женщиной умной и храброй. В тот день она возвращалась с рынка и тут же заметила на воротах их дома белый крест. Помня рассказы мужа о разбойниках и то, что случилось с Касимом, Марджана на всякий случай нарисовала такие же крестики на всех воротах по всей улице.

Ночью разбойники, вооружившись мечами, пришли на улицу, где был дом Али-Бабы. Каково же было их удивление, когда крестики, нарисованные мелом, они находили на всех воротах! Атаман накинулся на разбойника-разведчика, но тот совсем запутался и ничего толком не смог ответить. Неудачливого разведчика убили, остальные так и возвратились ни с чем в свою пещеру.

На следующий день одноглазый атаман послал другого разбойника, и тот, найдя дом Али-Бабы, нарисовал на воротах крест красной краской. Умная Марджана заметила новую метку на своих воротах и догадалась, что кто-то замышляет против них недоброе дело. Марджана взяла красную краску и пометила крестами все ворота на улице.

Этой ночью разбойники снова вооружились мечами и пошли в город. Когда они пришли на улицу, где жил Али-Баба, разбойник показал атаману одни ворота и сказал:

— Вот этот дом. Я нарисовал на воротах красный крест, чтобы не спутать его с другими.

— Ты это наверняка знаешь? — набросился на него атаман. — А может, это соседний дом?

Разбойник взглянул на ворота соседнего дома, и разум его помутился: там тоже был нарисован красный крест, и на воротах треть - его дома тоже — словом, они насчитали десять ворот с одинаковым знаком. Им не оставалось ничего другого, как вернуться в горы. А второго разведчика постигла участь первого.

Одноглазый атаман так рассвирепел, что на следующее утро сам отправился в город. Однако он не стал делать никаких пометок на воротах, а просто сосчитал, который это дом от конца улицы. Вернувшись к своим разбойникам, он приказал им купить двадцать мулов и сорок больших бурдюков. Когда они снова собрались у скалы, атаман приказал разбойникам вооружиться до зубов и влезть в бурдюки. А так как разбойников теперь уже было не сорок, а тридцать восемь, то осталось ещё два бурдюка. В них атаман налил оливкового масла и вымазал им остальные бурдюки с разбойниками. Потом он погрузил бурдюки на мулов, на каждого по два, и отправился со своей поклажей в город. Шёл он не спеша, чтобы прийти туда к вечеру, когда стемнеет. Словно случайно, гнал он своих мулов по знакомой улице и отсчитывал про себя дома.

Наконец атаман остановился перед тем домом, который был ему нужен.

Ворота были открыты настежь, и Али-Баба, как всегда весёлый и приветливый, поздоровался с купцом.

Атаман низко поклонился ему и сказал:

— Добрый вечер, почтенный человек, я иду издалека, хочу продать в вашем городе хорошее оливковое масло. Но теперь вечер, и сегодня продать я уже ничего не успею. Посоветуй мне, добрый человек, где бы я мог найти ночлег.

— Добро пожаловать, чужеземец, — сказал Али-Баба. — Окажи честь моему дому, переночуй у меня.

— О благодарю тебя, — сказал переодетый разбойник. — И пусть исполнятся твои желания, как ты исполнил мою просьбу.

Он завёл своих мулов во двор, снял с них бурдюки и поставил их в ряд у стены дома. Али-Баба пригласил путника в дом, они поужинали, и разбойник лёг в постель. Гостеприимный хозяин постелил ему в лучшей комнате дома.

Марджана же решила с вечера приготовить завтрак.

— Путнику нужно много торговать, он проснётся рано, — сказала она мужу, — будет неловко заставлять его ждать завтрака.

Но только она начала готовить, как оказалось, что в доме закончилось масло. Марджана решила взять масла у гостя, а расплатиться с ним утром. Женщина подошла к первому бурдюку и вдруг услышала, как кто-то зашептал:

— Ну что, атаман, уже пора? Позволь нам с ними расправиться.

Марджана чуть не упала от страха, но она собрала все силы и, изменив голос, прошептала:

— Подождите ещё немного!

Потом она подошла к другому бурдюку, и из него тоже послышался голос:

— Не пора ли нам, атаман?

— Подождите ещё немного, — ответила Марджана чужим голосом.

Она подошла к третьему бурдюку, потом к четвёртому, и из тридцати восьми бурдюков спрашивали её разбойники:

— Не пора ли нам, атаман?

И Марджана на тридцать восемь одинаковых вопросов тридцать восемь раз ответила:

— Подождите ещё немного.

И только в последних двух бурдюках нашла она то, что искала, — масло.

Марджана наполнила маслом самый большой котёл, что нашла на кухне, развела огонь и поставила котёл на очаг. Она поняла: нельзя терять времени даром, а не то всем им несдобровать. Когда масло закипело, она налила полный кувшин и выплеснула его в бурдюк на голову первому разбойнику. А затем — второму, третьему... Так она расправилась и со всеми остальными.

Только потом Марджана рассказала Али- Бабе обо всём с самого начала: и о белом и красном крестиках на воротах, и о злодеях, что спрятались в бурдюках на дворе, и о том, как она с ними расправилась. Али-Баба сходил по соседям и, рассказав, что в его доме ночует опасный разбойник, попросил о помощи. Доброму Али-Бабе никто не отказал.

Ночью одноглазый атаман стал кидать в окно камешки — это был условный знак. Но ему никто не ответил. Тогда он вышел во двор, наклонился над первым бурдюком и тихонько сказал:

— Вылезай! Что с тобой?

Но разбойник ничего не ответил. Тогда атаман заглянул в бурдюк и увидел мёртвого разбойника. Он обошёл все бурдюки, и повсюду его ожидало то же ужасное зрелище. Понял атаман, что его хитрость не удалась, и пустился наутёк.

Но у ворот дома его задержали жители и наутро судили. За все его злые дела решили жители отрубить разбойнику голову. Что и сделали.

А умная Марджана и добрый Али-Баба жили с тех пор счастливо и спокойно, пока не пришла к ним смерть.

__________________________________

Симсим - кунжут.

Бурдюк — кожаный мешок для хранения вина и пр.

Рекомендуем посмотреть:

Сказка «Волк-ябедник»

Сказка «Крокодильи слёзы»

От чего лук стал горьким. Армянская сказка

Сказка о лентяе. Азербайджанская сказка

Кому подарить бешмет? Абхазская сказка

Нет комментариев. Ваш будет первым!