Елена Перехвальская «Откуда азбука пошла»

Путята становится переписчиком»

Древняя Русь, XIV век

Путята сидел на солнышке за домом и острой ЖЕЛЕЗНОЙ ПАЛОЧКОЙ — ПИСАЛОМ процарапывал на донышке старого берестяного кузовка: «Путята». Недавно брат показал ему буквы, и с тех пор Путята не расставался с писалом, царапал на каждом ОБРЫВКЕ БЕРЁСТЫ. А потом стал просить отца: «Хочу быть переписчиком!»

Отец сначала не соглашался — не лёгкое это ремесло. Целыми днями придётся сидеть согнувшись в келье, выводить букву за буквой. Но уж очень нравились Путяте книги. С виду — как дорогие ларцы. Тяжёлые переплёты обтянуты кожей, шёлком, некоторые золотом и серебром окованы, выложены дорогими камнями. А раскроешь — прямо дух захватывает: буквы стоят ровные, одна к одной. А заглавные какие — будто красные с золотом цветы. Ещё в книгах картинки: на одной войско город осаждает, на другой невиданные животные ходят. За одну такую книгу князь, рассказывают, заплатил столько, что полдеревни купить можно было.

Делать нечего, отвёл отец Путяту в келью, где работал переписчик Григорий Киянин. Прошли, поклонились.

— Здравствуй, Григорий Иванов сын. Возьми моего мальчишку в обучение. Хочет переписчиком быть, хоть плачь.

Стоит Путята ни жив ни мёртв. А на столе ГУСИНЫЕ ПЕРЬЯ лежат, ЧЕРНИЛЬНИЦА стоит, повсюду листы тонкой кожи — ПЕРГАМЕНА. Оторвали, значит, Григория от работы.

Посмотрел Киянин на Путяту и строго говорит:

— Переписчиком быть хочешь? А вот это что за буква?

— Аз... — тихо прошептал Путята.

— А ну, напиши-ка всю русскую Азбуку! Взял Путята в руки перо. Руки дрожат, никогда ему не приходилось писать на дорогом пергамене. Но старается, от усердия даже язык высунул. Посмотрел на его работу переписчик, говорит:

— Криво, конечно, но для первого раза сгодится. Беру твоего мальчишку!

Стал Путята учиться. Научился писать УСТАВОМ, таким почерком, когда буквы стоят ровно, как по натянутой струне. Научился ВЯЗЬЮ выводить заглавные буквы. Теперь под рукой самого Путяты переплетались чудесные узоры.

— Ты не торопись, — поучал его Григорий. — В нашем деле торопиться нельзя. Выводи каждую букву.

Прошло несколько лет, и Путята стал переписчиком. Скоро он получил свой первый заказ: один богатый боярин поручил ему переписать для него русскую летопись. Называлась она «Повесть временных лет», давно- давно составил её летописец Нестор.

— Я перепишу, — говорил Путята отцу, — и русские свою историю узнают. Все ремесленники делают важное дело: пекарь печёт хлеб, горшечник лепит посуду, портной шьёт, а мы книги переписываем — храним знания.

В типографии у Ивана Фёдорова

Москва, 1564 год

Утро выдалось ясное. Микитка во всю прыть бежал по узким улочкам Московского посада к Китай-городу, боялся опоздать. Ну вот, наконец, Печатный двор. Ворота открыты — значит, печатники поднялись ещё раньше, до свету. Микитка остановился, чтобы перевести дух, и дёрнул за ручку двери.

Там, внутри, стояло чудо. В первый раз Микитка увидел его несколько недель назад. Однажды он шёл мимо дома с непонятным названием «Печатный двор» и заглянул в раскрытую настежь дверь.

— Чего это? — спросил Микитка двух бородатых мужиков.

— А ты поди, сам посмотри, — ответил тот, что помоложе.

Посмотрел Микитка: стоит станок невиданный. На вид — вроде стола, только по бокам два толстых столба. В перекладине между столбов винт с ручкой, на конце винта — доска. Если дёрнешь за ручку, доска вниз опускается, прижимает белый бумажный лист. И на листе пропечатываются буквы! Нижняя-то доска из маленьких буковок составлена.

— И чего же это будет? — растерялся Микитка.

— Книга будет, — ответил молодой печатник.

— Книга? Книги пером да чернилами пишут.

— А мы печатаем. Видишь, складываем буквы одна к другой, мы их из олова отливаем. Они на листе пропечатываются, и выходит страница.

— А можно мне, — попросил Микитка, — буковку потрогать?

— Ты грамоту-то знаешь? — спросил его второй печатник, постарше.

— Знаю, меня отец учил,— мотнул головой Микитка.

Он взял со стола заглавную «М», она была вся в краске.

— А звать-то тебя как? — спросил молодой печатник.

— Микита я, сын бондаря Якова Казарина, — ответил Микитка. — А вас мне как величать?

— Я Иван Фёдоров, — ответил старший. — А это мой товарищ — Пётр Тимофеев Мстиславец, из Мстиславля, значит.

— А научите меня вот так буква к букве складывать. Я вам подсобить могу, — попросил Микитка. — Вы теперь новый лист набирать будете?

— Да разве мы по одному печатаем? Мы две тысячи одинаковых делаем. Вот закончим работу — две тысячи книг появится.

— Ты, брат, погоди, — оторвался от работы Иван Фёдоров. — То ли будет. Я вот хочу Азбуку напечатать. Чтобы у каждого мальчишки, у девчонки своя была. Чтобы все читать и писать учились.

— И у всякого человека будут дома книги? — о таком Микитка не мог и мечтать.

— Будут, — уверенно ответил Иван Фёдоров.

С того дня Микитка целыми днями пропадал на Печатном дворе — помогал, чем мог. А сегодня большая радость — закончена работа. Все листы готовы: напечатаны, сложены по порядку, переплетены. И вот стоят стопками — красивые, большие — первые русские печатные книги.

— Гляди, Микита, — говорил Пётр Мстиславец, — дожили-таки! Ты этот день крепко запомни.

Это было 1 марта 1564 года.

Иван Фёдоров действительно напечатал первую русскую Азбуку, но произошло это только через десять лет. В своих книгах он и другие печатники использовали буквы, внешне похожие на старые, рукописные.

Рекомендуем посмотреть:

Мамин-Сибиряк «Приёмыш»

Рассказы про животных для детей 3 класса

Бианки «Приключения Муравьишки»

Даль «Старик-годовик»

Рассказы о детях, 3 класс. Внеклассное чтение

Нет комментариев. Ваш будет первым!