Успенский «Два дополнения к Пиявке»

Эдуард Успенский «Два дополнения к Пиявке»

Первое.

Однажды мы взяли Пиявку в городскую квартиру. Она быстро обнюхала все углы, пробежала по обеденному столу, попила воды из блюдечка и заметила клетку с попугаем.

Клетка была пуста. Обычно наш попугай Жан Жак (розелла) летал по комнатам свободно. Загнать его в клетку было немыслимо. Он грыз плинтусы, откусывал корешки книг и прилетал домой только позавтракать или поужинать. Причем он очень внимательно смотрел, как бы мы не закрыли за ним дверцу клетки.

Пиявка сообразила: раз есть клетка, должна быть и птичка, — и пошла разыскивать эту самую птичку.

Она нашла её в соседней комнате сидящей на двери. Пиявка нашла её не по шуму крыльев, а по помету под дверью. Она подняла глаза и, увидев птицу, ...побежала вверх по двери к попугаю.

Это только казалось, что она побежала. В самом деле, она прыгнула и, перебирая лапами, долетела почти до верха. И было впечатление, что она бежит.

Попугай схватился за сердце и от ужаса даже не взлетел.

Пиявка прыгнула второй раз. В этот раз её пробег был чуть ниже. Но она упрямо прыгала и прыгала. С каждым разом ей удавалось пролететь всё меньше. Со стороны её бессмысленные прыжки вызывали смех, ведь было понятно, что скоро она не прыгнет выше плинтуса, но характер и порода брали свое. Так она могла и умереть от разрыва сердца.

Сердобольная Элеонора взяла Пиявку на руки и затормозила этот бессмысленный аттракцион.

И впервые в жизни попугай Жан Жак прямой наводкой помчался в свою клетку. Мне показалось даже, что он сам закрыл за собой дверцу.

Второе.

У нас в вольере, отчасти выходящем на улицу, жил ворон Клавдий. Тот самый, который дразнил Пиявку костью. Он немного умел говорить.

Однажды к нам пришла очень довольная собой старушка и заявила:

— А я с вашим вороном разговаривала.

— Как вы с ним разговаривали?

— Я ему говорю: «Карлуша, Карлуша», а он мне говорит: «Иди отсюда!»

Мы оторопели. Чтоб наш Клавдий говорил такое! А потом мы подумали и поняли. Когда мы разговаривали с вороном, Пиявка постоянно мешалась. Она бегала вокруг вольера и лаяла. И мы всегда кричали ей: — Иди отсюда. Иди отсюда! Вот он и научился. Вороны очень способные.

Пиявка долго жила у нас. Её трудолюбие было невероятно. Просясь в дом или на волю к Дире, она могла лаять и подвизгивать несколько часов подряд, не останавливаясь. Особенно это малоприятно ранним летом часов в пять утра.

Чтобы не травмировать соседей, мы запирали Пиявку в гараж. И тогда только мы одни слышали её непрекращаемый, приглушённый лай.

Короче, последние два года вся наша жизнь была постоянной борьбой с Пиявкой.

Очень вас прошу, если вам не надо охотиться на кабанов, не надо добывать лис и барсуков, не заводите себе ягдтерьера.

Рекомендуем посмотреть:

Успенский «Глупая маленькая собака Цуцик»

Эдуард Успенский «Лайка»

Успенский «Дворняжка»

Успенский «Маленькая собака Астра»

Успенский «Немецкая овчарка»

Нет комментариев. Ваш будет первым!