Рассказы, 2-3 класс. Окружающий мир

Интересные, познавательные рассказы для младших школьников

Кто самый ушастый

Узнали животные о том, что проводится Всемирный конкурс «Кто самый ушастый», и понеслись скорее на него.

Первыми прибыли летучие мыши: ушан, широкоушка, широкоухий складчатогуб. Потом — ушастая лисица, ушастый ёж, кистеухая свинья, черноухая белка, большеухая пищуха, большеухий хомяк и, наконец, ушастый тюлень.

Не успели они отдышаться, как африканский слон говорит:

— Вы чего сюда прибежали? У вас только имена ушастые, а сами уши — мелочь пустячная. Вот у индийского слона уши длиной полметра, а у меня — аж полтора!

Тут вперёд вылез длинноухий тушканчик и возразил слону:

— Давайте по-честному соревноваться. Надо не просто ушами мериться, а сравнивать: у кого какую часть тела могут занимать уши. Например, у вас, гражданин африканский слон, длина тела — шесть метров, а ушей — полтора метра. Значит, уши занимают меньше трети длины тела. А у нас, длинноухих тушканчиков, тело до девяти сантиметров, а уши — целых пять сантиметров. То есть наши уши занимают больше половины тела. Значит, мы ушастей!

В этот момент кто-то забубнил, пробираясь сквозь толпу:

— Пропустите брюссельского барана, пропустите!

Звери расступились и увидели необычайного, декоративного кролика, у которого уши были собраны в клубки по бокам головы. Они, на самом деле, напоминали бараньи рога.

— Ну-ка, расправьте мои уши, — попросил необычный кролик.

К нему подскочили два зайца, расправили уши, и все животные ахнули. Кролик был совсем небольшой, а уши три метра длиной!

— Он даже ушастей меня, — сказал с завистью длинноухий тушканчик.

— Не считается, не считается! — запротестовал слон. — Если мои уши растянуть, они тоже ого-го будут.

— Ну и пусть не считается, — проворчал кролик. — Если бы вы признали меня победителем, я бы научил вас, как уши сворачивать. А теперь не научу! Сматывайте назад мои уши, русаки, да поаккуратней! — приказал гордый кролик-баран зайцам.

— Это он русак, а я беляк, — поправил кролика один из зайцев.

— Да разве вас отличишь друг от друга? — усмехнулся кролик.

— Запросто, — сказал заяц-русак. — Если загнуть мои уши вперёд, они будут длиннее носа. А у зайца- беляка уши до носа даже не дотянутся...

Слова зайца заглушил страшный шум. Все звери кричали наперебой:

— А ты чего сюда пришла? Здесь конкурс ушей!

— Иди отсюда, безухая!

— Позор безухим!!!

Чтобы навести порядок, вынужден был вмешаться Главный судья соревнований — Биолог.

— Перестаньте обижать безухую крысу, — строго сказал он. — У неё тоже есть уши, только они внутри головы.

— Что мы, не видим, что ли: она без ушей, — зароптали звери, но утихли.

— Придётся вам рассказать про уши, — начал Биолог. — Вы сейчас «мерились» наружными ушами, так называемыми УШНЫМИ РАКОВИНАМИ. Ушная раковина служит для собирания звуков, которые раздаются вокруг нас. Затем звуки, собранные в воронке ушной раковины, направляются по СЛУХОВОМУ ПРОХОДУ к барабанной перепонке. БАРАБАННАЯ ПЕРЕПОНКА — это такая плёнка, которая колеблется, когда о неё ударяются звуковые волны. Дальше, за барабанной перепонкой, расположено СРЕДНЕЕ УХО. В нём находятся три маленьких косточки: МОЛОТОЧЕК, НАКОВАЛЬНЯ и СТРЕМЕЧКО...

— Ха-ха-ха, — хохотом перебил Биолога африканский слон. — Молоточек, наковальня... Значит, у меня в ухе — кузница.

Звери стали хихикать, ощупывая свои уши. А длинноухий тушканчик принялся лупить себя по уху, приговаривая: «По кузнице, по кузнице!»

— Прошу тишины! — сказал Биолог. — Так вот, звуки ударяются о барабанную перепонку, её движения передаются молоточку. От молоточка через наковальню к стремечку. И наконец, попадают во ВНУТРЕННЕЕ УХО. Всё ясно? Надеюсь, теперь не будете обижать безухую крысу. Она ничем не хуже всех вас.

— Ладно, пусть сидит вместе с нами, — согласились все.

— Отчего вы только на крысу внимание обращаете? — обиделась летучая мышь. — Я, например, даже видеть могу ушами. Во время полёта я издаю крики, которые ударяются о разные предметы и эхом возвращаются в мои уши. Вот так я измеряю расстояние до предметов, как бы вижу ушами. Однажды ученые проводили испытания и залепили мне глаза. Но я по-прежнему прекрасно летала и охотилась на насекомых, пользуясь ушами. Когда же мне закупорили уши, я стала совсем слепой.

— Так тебе и надо! Ишь удумала — насекомых ловить, — сказал кузнечик, опасливо косясь на летучую мышь, и спросил Биолога: — Чем же насекомые слышат? Ушей-то у нас нет.

— Для большинства насекомых мир беззвучен, — ответил Биолог. — Но у сверчков, кобылок, саранчовых, цикад и ночных бабочек есть слуховые органы. Только они расположены не на голове, а на ногах или даже на брюшке. Барабанные перепонки у некоторых сверчков и кузнечиков помещены на передних ногах. Двигая ногами в разные стороны, они стараются уловить, откуда идёт звук.

Слуховой аппарат насекомых устроен проще, чем наш, зато он гораздо чувствительней. Слух ночных бабочек настроен на звуки, испускаемые летучими мышами во время охоты. Человеку, например, ни за что не различить этих мышиных криков. А бабочка, легко уловив опасный писк, резко сворачивает в сторону или пикирует на землю.

— Спасибо за рассказ, — поблагодарил кузнечик, задрал кверху ноги и повернул их в сторону Биолога. — Вы не обидитесь за то, что я слушаю вас ногами?

— Делайте так, как вам удобнее, — ответил Биолог и продолжал: — Мало того, что есть насекомые глухие, есть ещё и немые. Звуки они издают трением одной части тела о другую...

— Ой, как смешно! — вмешался длинноухий тушканчик. — А есть такие животные, которые слышат телом?

— У рыб, например, две слуховые системы, — сказал Биолог. — Во-первых, они превосходно слышат с помощью внутренних ушей, расположенных внутри головы, рядом с мозгом. А вторая слуховая система рыб — это органы боковой линии, проходящие вдоль тела с обеих сторон.

— Но всё-таки кто же самый ушастый? — неожиданно вмешался в разговор широкоухий складчатогуб. — Вот у меня и у некоторых других бульдоговых летучих мышей уши срослись в жесткий киль — «руль высоты». Я им рулю в полёте, использую для воздушных манёвров. Может, я самый ушастый и есть?

— А это пусть ребята решают, — ответил Биолог. — Быть может, кто-нибудь из них определит самого ушастого животного или даже сам захочет претендовать на звание самого-самого ушастого в мире...

По М. Молюкову

Кто как видит

С утра на опушке леса появилось объявление: «Внимание! Внимание! На берегу лесного озера открывается видеосалон. Приглашаем всех на просмотр мультфильмов. Киномеханик дядя Федя».

К вечеру у озера собралось полным-полно всякой живности.

Все стали рассаживаться по местам, шуметь и толкаться.

— Прошу тишины! — строго сказал киномеханик. — Какая разница, кто где сядет? Всё равно всем будет хорошо видно — экран большой.

— Совсем не всё равно! — возразила ему пчела. — Место надо выбирать в зависимости от того, кто как видит.

— Например, мы, насекомые, должны сидеть совсем рядом с экраном, — продолжала пчела. — Потому что видим неважно: наиболее чётко — всего лишь на метр. Лично я вижу хуже человека в сто раз! А мелкая плодовая мушка — даже в тысячу раз.

Животные тут же расступились, и плодовая мушка уселась прямо на экран.

— Вы, наверное, не знаете, что насекомые не могут закрывать глаза, даже спят с открытыми глазами, — обратилась к киномеханику стрекоза. — И вообще, глаз насекомого очень сложно устроен. Он состоит из маленьких глазков — шестигранных деталей, называемых по-научному фасетками. У муравьев, которые живут под землёй, всего шесть фасеток, у обычной комнатной мухи — четыре тысячи. А у меня аж двадцать восемь тысяч фасеток! — похвасталась стрекоза.

— Острота зрения у насекомых слабая. И чтобы вовремя заметить постороннее движение, нужны сложные глаза. А это очень важно, скажем, для неё, — кивнула пчела на стрекозу. — Ведь двигаться может либо враг, от которого надо удирать, либо добыча, которую надо поймать... Ой-ёй-ёй! Ничего не вижу! Ой! — запричитала вдруг пчела.

Это стрекоза-озорница закрыла пчеле сложные глаза.

— У пчелы, как и у большинства насекомых, кроме сложных — фасеточных глаз — есть ещё и простые глазки, — объяснила стрекоза. — Если закрыть чем-нибудь сложные глаза пчелы, оставив только простые, пчела ведёт себя как слепая. А если прикрыть простые глаза, пчела вполне нормально видит фасеточными глазами, только медленнее реагирует на изменения вокруг, труднее «соображает».

— Я тебе дам «труднее соображает»! — рассердилась на стрекозу пчела.

Но тут раздался громкий всплеск, и из озера возле самого берега высунулась голова сома.

— А про меня не забыли? Мне тоже нужно поближе к экрану, — прохрипел он. — В подводном мире нет яркого света, и видимость даже в самой чистой воде невысока. Поэтому рыбам нет надобности «настраивать глаза на резкость» для дальних расстояний — всё равно приходится рассматривать все предметы вблизи... Да ещё не забудьте посадить водных зверей — бобра, ондатру, выдру — поближе к экрану, — попросил сом. — Ведь они, как рыбы, близоруки. И глаз их напоминает рыбий.

Киномеханик дядя Федя, проникшись уважением к сому, посадил его в большую бочку с водой и поставил этот самодельный аквариум рядом с экраном.

Сом высунулся из бочки и продолжал вещать:

— Люди видят своими глазами одно цельное изображение, то есть в мозгу у них отражается единая картина. А у рыб глаза расположены обычно по бокам головы, поэтому у них — две разные картинки. То, что видит левый глаз, отражается в правом зрительном центре, и наоборот. А ведь помимо этих двух изображений, у многих рыб есть ещё и третье, которое они видят впереди себя сразу обоими глазами — неширокое пространство бинокулярного зрения. У человека, у мартышки, у совы — бинокулярное зрение...

— А у хамелеона, а у хамелеона — какое? — послышался откуда-то сверху писклявый голосок.

Маленький хамелеон забрался на дерево, повис кверху ногами и крутил глазами во все стороны как хотел.

— Хи-хи-хи, вот умора, — запищал он. — Посмотрите-посмотрите, слепой крот уселся позади экрана!

Все повернулись в ту сторону, куда показывал хамелеон. А крот обиженно забормотал:

— И нечего хихикать, вот. У зверей, ведущих подземный образ жизни — у кротов и могер, у слепышей и слепушонок — глаза недоразвиты. А у меня, слепого крота, глаза вообще заросли кожей. Не нужны они мне. Поэтому мне всё равно, где сидеть: перед экраном или позади, вот! Я просто звук буду слушать...

— Товарищ орёл! — обратился киномеханик к гордой птице, которая уселась дальше всех от экрана, на самой макушке старой ели. — Садитесь поближе, а то издалека ничего не увидите.

Орёл медленно повернул голову в сторону дяди Феди и так же медленно, гордо заговорил:

— Самые зоркие существа на земле — птицы! Орлы, ястребы, соколы, грифы и другие хищные птицы видят почти в восемь раз лучше человека. Не только дальше, но и замечая гораздо больше мелких деталей. Глазное яблоко у птиц огромное относительно размеров головы. Оно спрятано в защитные кожаные кольца, закрывается тремя веками. Два века обычных, как у людей, и третье — прозрачное веко, мигательная перепонка, которая работает как стеклоочиститель у машины, очищает и увлажняет роговицу глаза.

— Кхе-кхе-кхе... — откашлялся орел и продолжал: — У птиц самые тренированные глаза из всех животных. Ведь птицам важно не только внимательно наблюдать за окружающей лётной обстановкой, но и мгновенно «настраивать глаз» с дальних предметов на близкие. Как ласточкам и стрижам, например, хватающим мошек перед самым своим носом... То есть я хотел сказать — клювом.

— Внимание! Внимание! — объявил дядя Федя. — Начинается демонстрация фильма.

— Как красиво! — воскликнула пчела, когда на экране появились разноцветные бабочки, порхающие на фоне закатного багрового солнца. — Крылышки какие! Синие, фиолетовые, жёлтые, жёлто-зелёные! А солнце на закате какое чёрное-пречёрное!

— Чего-чего?! — угрожающе переспросила акула, недавно приплывшая в лесное озеро по реке из океана. — На экране всё серого цвета! И не вздумайте спорить со мной!

И крысу возмутили слова пчелы.

— Никакого жёлто-зелёного я не вижу, нечего сочинять! — воскликнула она.

Тут поднялся страшный гвалт.

— Перестаньте спорить! — успокоила всех обезьяна. — Только мы — высшие обезьяны — видим цвета примерно так же, как человек. А вот пчела, например, видит красный цвет чёрным. У акулы вообще нет цветного зрения. Остальные рыбы некоторые цвета воспринимают. Скажем, щука по-разному клюёт на блесны разного цвета. А если в аквариуме случайно появится радуга, то рыбки поплывут к зелёной и жёлтой полосам.

Обезьяна состроила рожицу крысе и продолжила:

— Крыса не различает жёлто-зелёного и сине- зелёного. А кошка-то различает шесть цветов...

— А я всего четыре... — вдруг вмешалась грустная лошадь и тяжело вздохнула. — Ох-х-х, жизнь лошадиная...

Тем временем на экране разворачивались удивительные приключения. Фильм увлёк всех. И только киномеханик дядя Федя предавался размышлениям:

— Человек узнаёт новое, получает информацию в основном через зрение. Остальные органы чувств только помогают глазам. А многие животные, которые плохо видят, восполняют этот недостаток кто чем: у одних развивается тончайший слух или обоняние — способность различать запахи, осязание... И даже чувства, совсем недоступные нам: эхолокация, способность видеть невидимые цвета, чувствовать тепло на большом расстоянии. А сколько мы ещё до сих пор не знаем?! Как видят червяки? Змеи? А улитки видят? Где глаза у гусениц? Сколько глаз у паука? Почему в темноте у кошки глаза «горят»? На многие вопросы мы получим ответы, если будем читать книжки. А чтобы читать книжки — мы будем пользоваться глазами!

По М. Молюкову

Рекомендуем посмотреть:

Рассказы о лете для 2 класса. Пришвин

Рассказы о весне для начальной школы

Рассказы о животных, 2 класс. Литературное чтение

Толстой «Зайцы»

Одоевский «Городок в табакерке»

Нет комментариев. Ваш будет первым!