Народный календарь на 31 августа

Приметы и народные праздники на 31 августа

Мчч. Флора и Лавра. Мчч. Ерма, Серапиона и Полнена. Сщмчч. Илариона, Дионисия и Ермиппа. Прп. Иоанна Рыльского. Прп. Макария Пеликитского. Свтт. Иоанна и Георгия, патриархов Константинопольских.

31 августа - Флор (Фрол) и Лавр (Лавёр) — лошадники Конский праздник

Мученики Флор и Лавр были родными братьями не только по крови, но и по духу; исповедуя веру Христову, они вели богоугодную жизнь. Братья были по ремеслу каменотесами, они жили во II веке в Византии, потом переселились в Иллирию (на Балканах). Правитель Иллирии послал их в соседнюю область строить языческий храм. Святые добросовестно трудились, но раздавали заработанные деньги нищим и постоянно молились. Когда постройка храма была завершена, Флор и Лавр собрали помогавших им христиан, сокрушили идолов и поставили в восточной части храма святой крест. Всю ночь они провели в молитве, озаряемые небесным светом. Узнав об этом, начальник области взял их под стражу, затем святых братьев бросили в пустой колодец и засыпали его землей. Через много лет их нетленные мощи перенесли в Константинополь.

С Флора и Лавра начинаются осенние утренники.

С Фролова дня засиживают (т. е. работают при огне) ретивые, а с Семёна (14 / 1 сентября) — ленивые.

Флор и Лавёр — кончай посев ржи.

Сей озимь от Преображения до Флора.

После этого дня посев ржи считается запоздалым.

После Фролова дня рожь сеять нельзя.

Коли до Флора не отсеешься — фролки (флорки) и родятся, то есть вырастут на ниве вместо ржи цветы.

Кто сеет на Фрола, у того фролки и будут.

В заонежских деревнях «новь высевалась через неделю после стари. Эту работу необходимо было закончить до Фролова дня, т. к. с этой поры начинались сильные северные ветры и неукрепившиеся в земле семена выдувало» [Логинов, 22].

Флоры — голы. Так говорили, если не успевали посеять озимые до Фролова дня: хоть и посеешь — «уже ничего не будет» [Ветлуж. сторона, 2; 66].

На Фролов день вывози в поле навоз (вят.).

Ко дню Флора и Лавра должна окончиться овсяная жатва.

В середине XIX века по завершении уборки овса, когда оставалось неубранной лишь совсем небольшая часть, совершался такой обряд: «Все рабочие одной семьи или их наемные работники, сделав из себя круг, поджинают достальной овес со всех сторон и в самом центре обжатого таким образом круга оставляют на полосе около горсти овса несжатою, говоря к ней: „Флор да Лавёр, приходите коня кормить"» [Майков, 112]. Почти то же самое сохранялось в первой трети XX века в Вологодской области: при «сожинках» овса «оставляют несжатыми несколько волотей, <...> к которым обращаются с заговором: „Илье пророку бородка!" или же: „Флор да Лавер, приходите коня кормить!"» [НТ Волог. края, 208].

Последний освяный сноп нередко ставили в доме под икону Флора и Лавра. Потом, в Покровскую субботу, им «закармливали» скот [Громыко, 51].

Смотрели у полыни корни: если побеги корня толсты — следующий год будет урожайным.

Практически на всей территории России 31/18 августа именуется лошадиным праздником, поскольку Флор и Лавр считаются покровителями лошадей и конюхов.

Фрол-Лавёр — конский праздник.

Фрол и Лавёр до рабочей лошади добёр.

Умолил Флора и Лавра, жди лошадям добра.

Фрол и Лавр охраняют лошадей, им молятся: «Паси, Фрол и Лавр, лошадок. Аминь» (вят.).

Конюхи и пастухи устраивали себе выходной день и отмечали день Флора и Лавра как свой праздник. В некоторых местах пастухам, приставленным к конским табунам, жители устраивали угощения.

Надо заметить, что святые коневоды в сознании народа часто объединялись в одно лицо и понимались как один «лошадиный бог». «Святая двоица» Флор и Лавр — не исключение. В глазах крестьянина как одно лицо воспринимались и другие парные святые: Петр и Павел, Кузьма и Демьян, Зосима и Савватий.

Наибольшее развитие и распространение культ Флора-Лавра как «конских богов» получил в тех регионах, где коневодство занимало ведущее положение в хозяйстве. Это Новгородские земли, Русский Север, отчасти Верхнее Поволжье. Исследования Т. А. Бернштам показали, что на обширной территории бассейна Северной Двины и ее притоков — Ваги, Устьи и др.— имелось множество часовен во имя Флора и Лавра, здесь же в храмовом и часовенном убранстве превалировали иконы с изображениями Николы, Георгия, а также Флора и Лавра [Бернштам, 1995; 283, 284].

Лошадей по общему и неизменному правилу 31 августа кормят в полную сыть и ни в коем случае на них не работают, даже на скачках седлать лошадей не принято. Коней не впрягают в телеги и не надевают пут на ноги, считая это за грех. По верованиям крестьян, несоблюдение правил, предусмотренных праздником, чревато большими неприятностями, а то и бедами: На Фрола и Лавра на лошадях не работают, а то падеж будет.

На Рязанщине даже в конце XIX века «старики предпочитали на лошадях не работать» [Тульцева, 57]. Запрет касался только работы на полях, в гости же или на базар ездить было можно [Завойко, 1914; 118].

В Сибири в день Флора и Лавра люди «трудятся весь день, но освобождают от работы лошадей» [Макаренко, 34]. Здесь этот день считался полупраздником, и в некоторых местах рабочим лошадям давали отдых не на весь день, а только полдня. На Ангаре жители вообще не отмечали «Фролы и Лавры» как лошадиный праздник, знали только, что к этому числу следует закончить сев озимой ржи. Зато в деревне Вараковщина Казачинской волости совершался крестный ход от «поветрия на скота», в городе Ачинске крестный ход имел целью уберечь лошадей от падежа [Там же, 76].

В день мучеников Флора и Лавра не выжигали тавра. Лошадей купали, завивали лентами их хвост и гриву. В этот же день «в некоторых внутренних губерниях России, например, в Орловской, поселяне пекли хлеб, оттискивая на нем знаки в виде конских копыт» [Калинский, 174]. Это печенье собирали со всех приходящих в церковь на молебен и жертвовали священнику. Жители Северного Белозерья (Вашкинский р-н Вологодской обл.) относительно недавно выпекали на Фролов день небольшие лепешечки, которые назывались «фролы». В храмах приготавливались специальные «фроловские просфоры» из ржаной муки, такой просфорой хозяева кормили лошадей, а кой-кто и «каждую дворовую скотину» [Успенский, 132].

На Флора и Лавра служили святым угодникам молебен, чтобы предохранить лошадей от моровой язвы. Если же случался конский падеж, возводили «обет- ные» часовни во имя Флора и Лавра (часовни строились буквально за сутки, всем миром).

Поскольку кони имели огромное значение не только в сельском быту, велика была их роль в жизни всего населения России, лошадиный праздник и сопровождавшие его ритуалы зафиксированы и в городах. Долго сохранялась традиция освящать лошадей около церкви Флора и Лавра в Москве. Об этом вспоминал Борис Пастернак в автобиографическом очерке «Люди и положения»: «Осенью в Юшковом переулке, <...> во дворе церкви Флора и Лавра, считавшихся покровителями коневодов, производилось освящение лошадей, и ими вместе с приводившими их на освящение кучерами и конюхами наводнялся весь переулок, <...> как в конную ярмарку».

На лошадиный праздник устраивалась «конная мольба»: окропляли лошадей святой водою, освященной в тот же день. Чаще всего лошадей пригоняли к водоему, заводили их в воду, а священник служил на берегу благодарственный молебен. Обычай этот хорошо был известен и долго сохранялся не только у русских, но у мордвы, коми-пермяков и других народов Поволжья, Урала, Русского Севера. По сообщению Д. К. Зеленина, «в Пермской губернии, где соседство финнов (финно-угров. — А. Н.) способствует сохранению языческих традиций, самый день 18 августа известен под более общим названием „скотского праздника", происходит и общественное жертвоприношение, причем мясу заколотых животных приписывается „особо освященное свойство"» [Зеленин, 1994; 130].

Обряд принесения быков в жертву Флору и Лавру как покровителям домашнего скота с последующей массовой трапезой, к которой варилось большое количество пива, принимал в ряде случаев поистине грандиозные масштабы. Главным образом это наблюдалось в коми-пермяцких селениях. Г. Н. Чагин пишет о том, что в деревне Большая Коча на Среднем Урале, «по сведениям очевидцев, в начале 1860-х годов закалывалось 60—80 быков, а позднее — до 20» [Чагин, 117].

Русские хорошо знали и использовали архаичный обряд, восходящий к дохристианским временам, долженствующий сохранить скот (и лошадей в том числе) во время повальной болезни. В Казанской, Тамбовской, Воронежской, Нижегородской, Саратовской, Астраханской и других губерниях прогоняли скот через специально прорытый туннель, ров или овраг, в котором обычно разводили «живой огонь». Данный обряд чаще всего не был приурочен ко дню Флора и Лавра, а проводился «по случаю», то есть при эпизоотии, но в нем нередко использовалась икона с изображением Флора и Лавра.

В Самарской же губернии подобное молебствие устраивалось в день Флора и Лавра как предохранительный обряд.

Фролов день, особенно там, где была церковь, часовня или престол во имя Флора и Лавра, выливался в большой праздник. Съезжались гости из окрестных селений, варили пиво, пекли пироги. «А Фрол был престольный праздник,-— вспоминали в одной из псковских деревень,— кипь кипела: и пляски, и драки, со всех деревень пойдут» [Мокиенко, 110]. Нередко на Флора и Лавра устраивались традиционные ярмарки, как, скажем, в городе Козлове Можайского уезда Московской губернии.

К Флору и Лавру обращались не только в день их памяти, но практически по любому поводу, связанному с лошадьми. Если в коровниках помещали икону Власия, то в конюшнях — образ Флора и Лавра. В черноземных губерниях образ Флора и Лавра вешали в конюшнях с правой стороны, над яслями.

В текстах пастушьих заговоров, особенно в письменных «отпусках», которые приготавливались и обязательно читались в день весеннего выгона скота (на Егория весеннего), а потом на протяжении всего периода выпаса сохранялись у пастуха, почти всегда упоминаются Флор и Лавр, часто — рядом с Егорием: «Спасите и помилуйте, Фрол и Лаврей, святый Егорей Храбрый, милые кониные и коровьи стада, кони и кобылы, и коровы...» [Рыбников, 3; 224].

Когда в крестьянском хозяйстве Буйского уезда Костромской губернии рождался теленок, его приносили в избу и, трижды легонько ударив головой об угол голбца, просили святых мучеников Флора и Лавра, чтобы они «пустили скотинку вдоль всего двора», то есть чтобы теленок был здоров и прижился во дворе («пришелся ко двору») [Журавлев, 84].

Существует мнение о том, что культ Флора и Лавра как святых коневодов и покровителей лошадей был занесен на Русь с Балкан, и особенно широкое распространение он получил в Новгороде.

В. Н. Лазарев пишет о том, что христианский культ Флора и Лавра, чьи мощи были открыты во Фракии и Иллирии, по-видимому, пришел на смену популярному в этих местах культу Диоскуров. Как раз во Фракии и Иллирии часто встречаются античные изображения героизированных всадников. При этом обращается внимание на один интересный факт: и Диоскуры, и Флор и Лавр, и каппадокийские конюхи были близнецами. Если эта гипотеза верна, то иконы

Флора и Лавра могут рассматриваться как хранители античных традиций, которые оказались оплодотворенными живым народным творчеством [Лазарев, 32].

«Народное истолкование дня Флора и Лавра как летнего конского праздника, не обоснованное преданиями Церкви, было настолько устойчиво и общепризнанно, что определило собой иконописное изображение этих святых. На иконах Флор и Лавр изображаются с лошадьми» [Чичеров, 222].

С такой трактовкой образов святых мучеников Церковь долгое время не могла согласиться. Еще в XVIII веке иконописные изображения Флора и Лавра с конями (появившиеся, видимо, в Новгородских землях в конце XIV в. и ставшие многочисленными уже в XV в., а в московской традиции — в XVI столетии) вызывали протест церковных властей. Так, Димитрий Ростовский в известном своем «Розыске о Брынской вере», написанном в 1709 году, считал подобное осмысление святых нелепостью, «яже суть небылица» [Успенский, 132]. Указом от 21 мая 1722 года Синод запрещает «образ Флора и Лавра „с лошадьми и конюхами", с надписанными над последними вымышленными именами» [Там же].

Действительно, легко заметить, что каноническое житие святых мучеников Флора и Лавра не содержит никаких оснований для подобной интерпретации их образов. На это обратил внимание и Н. М. Карамзин, высказавший в «Истории государства Российского» справедливое предположение, что истоки как верований, так и обрядов, совершаемых на день памяти святых угодников Флора и Лавра, а также иконописной традиции изображать святых с лошадьми следует искать в «древнем язычестве».

Народная легенда создала свой образ христианских мучеников, братьев-близнецов. Согласно ей Флор и Лавр были обучены архангелом Михаилом искусству понимать лошадей и управлять ими. В легенде, явно созданной на Руси, переплелись и христианский культ мучеников, и античные сказания, и славянское народное представление о «скотьих богах». Именно это и нашло отражение в иконописи, в частности в популярнейшем сюжете «Чудо архангела Михаила о Флоре и Лавре», получившем особое распространение в Новгородских землях и на Русском Севере. Шедевром новгородской иконописи позднего XV века по праву считается икона с этим сюжетом, хранящаяся в Третьяковской галерее. Здесь фигура архангела Михаила расположена сверху в центре, на типичной иконописной «горке»; по бокам, чуть ниже — Флор и Лавр. Архангел держит за длинные поводья белого и вороного коней, «как бы сошедших с герба, столь отработаны их четкие силуэты». Еще ниже — небольшие фигурки троих каппа-докийских конюхов, в руках у них кнуты, с помощью которых они погоняют стоящих в воде лошадей. Здесь либо сцена водопоя, либо священного купания лошадей, совершаемого в день памяти Флора и Лавра.

Некоторые иконы имеют надпись: «Архангел Михаил вручает коней Флору и Лавру».

Словесное творчество русского народа не осталось в стороне от попыток объяснить, почему Флора и Лавра принято считать покровителями лошадей. Приведем орловскую легенду, в которой удивительным образом (надо сказать, достаточно логично) соединились мотивы христианского жития и народных верований. Согласно ей, Флор и Лавр «жили тем, что ходили по деревням и рыли колодцы. Один раз работа их была настолько неудачна, что обвалилась земля и похоронила обоих, и притом так, что никто этого не заметил. А колодец, между тем, завалился обычным порядком. Необычна была лишь та лужица, которая стала протекать из обвала и обнаружила чудодейственную силу: ходившая сюда чахлая лошаденка одного мужика начала добреть,— не с овса, а именно от этого самого пойла. Стали гонять сюда своих кляч и другие и достигли того же. Тогда вздумали мужики рыть на этом месте колодезь и наткнулись там на Флора и Лавра: стоят оба брата, с железными лопатами в руках, целы и невредимы» [Максимов, 369—370].

Пензенский рассказ мотивирует отмечание лошадиного праздника 31 / 18 августа явлением мужику Флора и Лавра. Когда крестьянин пахал свой пар, чтобы посеять озимую рожь, он в сердцах стал бить и проклинать уставшую лошадь. Тут-то ему и явились святые братья в виде двух странников с посохами. «За что ты бьешь лошадь? — спрашивают они мужика.— Ведь ты ответишь за нее Богу, всякая животина на счету у Бога, а лошадь и сама умеет Ему молиться. У вас, вот, на каждой неделе полагается для отдыха праздник, а у коня твоего в круглый год нет ни единого. Завтра наш день — Флора и Лавра: вот мы и пришли заступиться и посоветовать свести твою лошадь на село к церкви и соседям то же наказать, если хотят, чтобы лошади их были здоровы и в работе крепки и охотливы. Мы приставлены к лошадям на защиту. Бог велел нам быть их заступниками и ходатаями перед Ним» [Там же, 369].

Остается добавить, что новгородцы, а под их влиянием население и некоторых других губерний, почитали Флора и Лавра и как целителей. Это отражено в иконописи: фигуры Флора и Лавра располагались нередко рядом с Космой и Дамианом и рассматривались, подобно последним, как врачеватели-«безмездники», святые целители. О том же говорит наличие в новгородской церкви Флора и Лавра придела других почитаемых врачей — Кира и Иоанна; также роспись новгородского Антониева монастыря (1125 г.), где святые коневоды держат палочки и коробочки — атрибуты целителей, а рядом с ними опять-таки святые врачи Кир и Иоанн.

Рекомендуем посмотреть:

Народный календарь на 5 августа

Народный календарь на 3 августа

Народный календарь на 2 августа

Народный календарь на 1 августа

Народный календарь на 4 августа

Нет комментариев. Ваш будет первым!