Коршунов «Будь здоров, Капусткин!»

Михаил Коршунов «Будь здоров, Капусткин!»

1

Звали его Мякишей. Откуда пошла кличка — никто не знал. Мякиша и Мякиша.

Он беспрерывно возился с велосипедом, смазывал, подтягивал гайки, спицы, крылья, устанавливал седло.

Каждый год летом устраивались велогонки для школьников. Мякиша тоже каждый год являлся в штаб соревнований. А с ним являлась и вся деревня Березайка, все его друзья. Но штаб Мякишу не брал: мелковат.

Мякиша краснел и возмущался. Возмущалась и вся Березайка.

— Он и без рук может!

— И задом наперёд!

— Ив гору в один пых!

— И с горы!

— И...

Штаб не принимал во внимание Мякишины заслуги. Выставлял его и деревню Березайку за дверь. В один пых!

2

Наступило лето, когда Мякиша пришёл в штаб и заявил:

— Я вырос! Седло поднял.

Заявила и вся Березайка:

— Он вырос!

— Мы его измерили. Угольником.

— Симка Дымов измерил. Он скажет.

Симка Дымов сказал:

— Ноги — пять угольников. Живот — два угольника. Грудь — тоже два. Голова — один угольник.

В штабе сказали:

— Ну, если ноги пять угольников... — и записали Мякишу в список велогонщиков.

Он даже номер получил — восемнадцатый.

3

В деревне Березайке начались волнения. Среди друзей, конечно.

Мякиша бешено тренировался: ездил на велосипеде по главной улице.

Три раза стукнулся о забор.

Два раза — о телеграфный столб.

Два раза — о колодец.

Один раз — о корову.

— Не мешайте! — кричал встречным Мякиша. — Тренируюсь!

— Не мешайте! — кричали встречным друзья.— Он тренируется!

Люба Зайчикова выкроила из материи номер и пришила к Мякишиной майке. Принесла померить.

Номер получился очень большой, Симка Дымов измерил угольником и сказал:

— Всё равно что к животу прибавить голову. Или из ног вычесть грудь.

Мякиша надел майку, заправил в трусы. С майкой заправилась в трусы и половина номера. Единица ещё была похожа на единицу, а от восьмёрки остался верхний кружок. Получилось у Мякиши на спине не «18», а «10». Люба очень огорчилась. Ребята посоветовали:

— Сделай майку пузырём.

Мякиша сделал майку пузырём. Вытянул из трусов всю восьмёрку. Майка на ветру надулась, как пустая наволочка. Внутри наволочки сидел Мякиша.

Егор Аплетин предложил привязать к раме велосипеда бутылку: во время гонок Мякиша сможет что-нибудь пить, подкрепляться. Все велогонщики пьют. Егор не знает только, что пьют — может, ситро, а может, квас. Мякиша выбрал ситро.

Ну, а самое главное предложил Ванька Бугорков — стратегический план! Если выполнить — победа обеспечена. Диплом и всякие премии уже в кармане у Мякиши. Совершенно точно. Без всякого смеха. Будь здоров, Капусткин!

Насчёт Капусткина — это любимая Ванькина поговорка. Но кто такой Капусткин, Ванька не знал. Да и никто не знал. Так же как не знали, почему Мякишу прозвали Мякишей.

Что для стратегического плана нужно?

Вёдра с водой. Да.

И больше ничего.

Каждый берёт по ведру, чтобы обливать Мякишу, освежать. Понятно? Гонщики будут пропадать от жары, а Мякише хоть бы что. Прохладно. Вроде он через каждые пятьсот метров окунается в речке. Получше, чем ситро!

Ребята подумали и согласились с Ванькой Бугорковым: вёдра с водой, конечно, лучше, чем ситро.

И Мякиша согласился. Но от ситро не отказался. Пускай и то и другое.

Лёнька Кузовлев ещё сказал, чтобы Мякиша низко наклонился к рулю. Он должен быть самым обтекаемым.

Мякиша обещал наклоняться. Быть самым обтекаемым.

4

Все ребята из Березайки взяли вёдра с водой и вышли на шоссе. Растянулись от старта к финишу. Зрители заинтересовались — для чего вёдра? Ребята из Березайки молчали.

Стратегический план!

Мякиша в майке-наволочке вышел на старт. На раме висела бутылка, привязанная веревкой. Главный судья увидел на Мякишином велосипеде бутылку. Велел снять.

— Это ситро, — сказал Мякиша.

— Всё равно. Упадёшь, разобьётся бутылка, поранит. Сними.

Мякиша снял. Отдал Ваньке Бугоркову. Ванька тут же выпил всё ситро.

Сзади велогонщиков стоял мотоцикл, на котором поедет главный судья — будет следить за порядком. Стояла ещё «скорая помощь» с красным крестом, носилками и доктором.

Мякиша волновался.

Тряс ногами — разминал мышцы.

Глубоко дышал носом — регулировал дыхание.

Не выпуская велосипеда, попробовал присесть — размять весь организм.

Присел.

Размял.

А встать не сумел: велосипед падает. Выручил Ванька Бугорков. Помог.

Главный судья командует:

— На старте, приготовиться!

Велогонщики садятся на велосипеды. Помощники придерживают за сёдла. Мякишу придерживает Ванька Бугорков. Шепчет:

— Ты не жалей себя — крути педали, а ребята будут тебя освежать. И победа обеспечена. Будь здоров, Капусткин!

Прибежал на старт Лёнька; Напомнил про обтекаемость.

Взмах флажка.

— Марш!

Ванька толкает Мякишу. Мякиша нажимает на педали. И все гонщики нажимают на педали.

Тарахтит, трогается мотоцикл с главным судьёй. За ним — «скорая помощь» с красным крестом, носилками и доктором.

Мякиша пригнулся к рулю, сделался обтекаемым и покатил по шоссе. Майка-наволочка надулась на ветру.

Поворот. Первый пост с ведром. Мякише ещё не жарко. Но облиться не плохо. С ведром дежурят Юрка и его маленький братишка Денис.

Юрка, завидев Мякишу, выбежал на шоссе. Ведро воды полетело Мякише навстречу.

Мякиша промок насквозь. Даже озноб прохватил.

Возле Юрки и Дениса притормозил мотоцикл.

— Вы что хулиганите? — сказал главный судья.

— Мы не хулиганим, — ответил Юрка. — У нас план.

— Какой ещё план?

— Стратегический.

Денис не утерпел:

-— Мы... это... остужаем.

— Кого остужаете?

— Мякишу.

— Не остужаем, а освежаем, — поправил брата Юрка и укоризненно покачал головой: проболтался, осёл!

Мотоцикл уехал. За ним уехала «скорая помощь».

Мякиша крутит педали — не жалеет себя. От колёс летят брызги. Майка-наволочка прилипла к спине. Номер на майке смялся и почернел.

Из-за деревьев выскочил Егор Аплетин. Размахнулся ведром, и длинная струя воды попала Мякише в бок.

Мякиша потерял равновесие. Едва удержался на велосипеде. Чикнул педалью по мостовой, и его вынесло на обочину. Взвилась густая пыль, будто Мякиша взорвался. Гонщики его обгоняли.

Пыльный и мокрый, Мякиша снова выбрался на дорогу. Ничего. Он своё возьмёт. Его не зря освежают, и он самый обтекаемый.

Из кустов выскочили с ведром. Мякиша не разобрал, кто выскочил.

Хлоп — и вода кишкой ударила в лицо.

Мякиша вильнул рулём и чуть не свалился в канаву.

Задохнулся.

Закашлялся.

Немного воды пришлось даже проглотить. Мякиша вновь крутит педали. Струйками стекает с него вода. Замёрз. Дышать тяжело. Крутить педали тоже тяжело. С испугом думает, что впереди ещё пропасть ребят с вёдрами.

И зачем он участвует в гонках? Лучше бы кто-нибудь другой. Ванька Бугорков. А он бы поливал его водой. Будь здоров, Капусткин!

Хлоп — опять ведро воды. И опять прямо в лицо. Вода попала в нос и даже в уши.

Колёса чертили на мостовой мокрые кривые следы. Он ехал уже последним. За ним мотоцикл и «скорая помощь» с красным крестом, носилками и доктором.

Только Мякиша отдышался, пришёл в себя — впереди опять кто-то.

Федька!

Мякиша решил его объехать. Но Федька изловчился и накрыл Мякишу ведром. Федька высокий, здоровый. И ведро притащил высокое, здоровое. На Мякишу обрушился поток с брызгами и пеной.

Мякиша мотнул головой. Отфыркнулся.

Федька показывает руками — крути педали, крути, вырывайся вперёд!

А у Мякиши зуб на зуб не попадает. И в животе полным- полно воды: наглотался. Силы пропали. Обтекаемость пропала.

Вот-вот упадёт. Ещё одно ведро, и свалится.

Гора кончилась, Мякиша еле-еле крутит педали.

С ним поравнялась «скорая помощь». Врач что-то показывает. Мякиша вначале не понимал, что врач от него хочет. Потом понял и протянул руку.

Врач нащупал пульс. Начал считать. Ехали рядом — «скорая помощь» и Мякиша. Одной рукой Мякиша управляет, другая — у врача. Мотоцикл обогнал и скрылся из виду.

На дороге стоял с ведром Симка Дымов. Вышел на середину. Гонщики давно проехали. Остался только Мякиша со «скорой помощью».

Врач хотел помешать Симке вылить на Мякишу воду. Да и сам Мякиша, собрав последние силы, крикнул, что уже хватит воды!

Но Симка то ли не услышал, то ли не понял, что крикнул Мякиша, выплеснул на него ведро.

Мякиша покачнулся. Глотнул ещё воды, сколько смог. И рухнул на дорогу.

Рекомендуем посмотреть:

Пришвин «Медведь»

Сухомлинский «Пусть будут и Соловей и Жук»

Токмакова «Красная площадь»

Орлов. Стихотворение «Я и мы»

Успенский «История с ястребом-перепелятником»

Нет комментариев. Ваш будет первым!