Олег Кургузов «Открытые двери»

Мы сидели дома: папа, мама и я. Мама вязала носок, папа читал газету, а я рисовал корову.

Тут кто-то постучал в дверь.

Мама посмотрела на папу, вздохнула и снова принялась за носок.

Папа зевнул, посмотрел на маму и опять уткнулся в газету.

А я ни на кого не смотрел, я рисовал корову. И мне тоже некогда было дверь открывать.

Тот, кто был за дверью, начал сердиться и застучал громче и сильнее. Потом еще громче и еще сильнее. Потом был сплошной грохот!

— Так и дверь с петель слетит, — сказал папа и отложил газету.

Только он приоткрыл дверь, как в нашу квартиру ворвалась молния.

— Ши-и-их... Баба-а-ах!!!

Папа сидит в одном углу, мама сидит в другом углу, а я в коридоре валяюсь. А все мы черные, как негры. Это молния нас закоптила.

— Ничего себе взрывчики! — говорит черная мама. — Опасно сердить молнию и держать ее за дверью.

— Еще не то бывает! — говорит черный папа, сверкая белыми зубами. — Лучше и вовсе дверь не запирать. Пусть молния влетает и вылетает, когда ей захочется.

Так мы и решили, оставили дверь открытой.

А на следующий день мы все вместе чистили картошку. Захотелось нам жареной картошечки.

И тут в нашу квартиру влетела молния. Сначала она сверкнула в коридоре, потом появилась на кухне. Пошелестела немного, добродушно фыркнула и юркнула в форточку.

На кухне запахло печеной картошкой.

— Ну, что я вам говорил?! — воскликнул папа, перестав дрожать. — Если держать двери открытыми, можно и печеной картошечкой побаловаться.

Тут мы стали пробовать картошку, которую испекла молния. И глаза зажмурили. У-у-у!

Печеная — не то что жареная!

Рекомендуем посмотреть:

Орлов. Стихотворение «Я и мы»

Пришвин «Медведь»

Токмакова «Красная площадь»

Сухомлинский «Пусть будут и Соловей и Жук»

Успенский «История с ястребом-перепелятником»

Нет комментариев. Ваш будет первым!