Литературно-музыкальная композиция для школьников «Сталинградская битва»

Патриотическое воспитание школьников. Разработка внеклассного мероприятия

Литературно-музыкальная композиция «Сталинград - столица нашей Победы»

Цели: углубить знания учащихся об истории России, истории Великой Отечественной войны, о Сталинградской битве; воспитывать патриотизм, чувство любви к своей «малой» родине, мужество; воспитание мужества, героизма.

Оборудование зала:

- герб и флаг России;

- книжная выставка;

- плакаты о Сталинградской битве;

- портреты генералов Сталинграда;

- видеомагнитофон;

- магнитофон;

- реквизит для сцены;

- аудиокассеты;

- видеокассеты.

Звучит гимн России.

Ведущий. Добрый день, дорогие ребята, уважаемые гости!

Вот и наступил этот знаменитый день - юбилей Сталинградской битвы. Как быстро летит время! Несколько десятков лет- это всего лишь короткий исторический миг. А для нас с вами - это целая эпоха, потому что за это время выросло 3 поколения россиян.

Среди нас, живых, осталось немного тех, кто намертво врастал в окопы и руины Сталинграда. С каждым годом становится все меньше участников Сталинградской битвы, очевидцев тех знаменательных событий. Поэтому так важны для нас, молодых, любые сведения о них, особенно их собственные свидетельства, даже если назойливая телереклама настойчиво рекомендует нам вместо подвига выбирать «Пепси».

Сегодня очень важно понять то, что, наряду с награждёнными Золотой Звездой (а их было 125 человек - Героев Советского Союза), героями в Сталинграде были все. Все поголовно: и павшие, и раненые, и получившие боевые награды, и не успевшие их получить.

«Сталинград - столица нашей Победы», - так называется литературно-музыкальная композиция, которую мы представляем сегодня на ваш суд, уважаемые гости и ребята.

Россия - особое государство. Велик народ, в биографии которого есть Сталинград. Россия похожа на каменную крепость, которая держится на нравственной силе нашего народа, и овладеть такой крепостью не смогли немецко-фашистские захватчики в годы Великой Отечественной войны.

Больше 70 лет назад под Сталинградом в самой масштабной битве в истории человечества они потерпели сокрушительное поражение. В честном бою Россию победить невозможно.

На фоне музыки А. Бородина «Богатырская симфония» звучит отрывок из романа в стихах Б. Палийчука «Твердыня».

1-й чтец.

По снегу, камням обгорелым,

Среди кирпичных скал и гор,

Идёт к врагу под флагом белым

Советский наш парламентёр.

 

Уж кем-то чёрный парабеллум

Небрежно брошен под забор.

Уже потёртый автомат

В щебёнку сунут наугад.

 

Взгляд опустив, от гнева серый,

И неохотно сторонясь,

Уже чужие офицеры

В универмаг впускают нас.

 

Худой, угрюмый, горбоносый

Сидит фельдмаршал за столом.

Сидит сутуло и устало,

Как бы с натугой держит он

Всю тяжесть этого подвала

На серебре своих погон.

Он встал, когда шагнули наши

На одинокой лампы свет.

Конвоир (русский солдат). Прошу оружие, фельдмаршал

2-й чтец.

Тот молча вынул пистолет.

От стука оружейной стали

О стол, что звучен, как струна,

Бледнее гитлеровцы стали

И напряжённей - тишина.

 

Меж двух шпалер, меж двух заборов

Мундиров, лиц и орденов

Шёл средь чужих парламентёров

Фельдмаршал, бледен и суров.

Шёл, никому в глаза не глянул

И ничего не произнёс.

И в темноту подвала канул,

И тишину с собой унёс.

 

Лишь там, на выходе, от света

Он заслонил глаза рукой.

Вовсю сверкали в утро это

Снега над Волгою-рекой.

3-й чтец.

Когда фельдмаршал ослеплённый

Обрёл опять свой острый взгляд,

Он увидал тогда колонны

Своих оборванных солдат.

 

Увидел скрюченные трупы

На берегу чужой реки,

Что в небеса смотрели тупо,

Подняв над грудью кулаки.

 

А те, что к русским в плен попали,

Шли цепью длинной и живой,

Кто в лазаретном одеяле,

А кто в рогоже гужевой...

 

И Паулюсу вдруг казаться стало,

Что он впервые видит свет,

Что он из тьмы глухой подвала

Не выходил десятки лет.

 

Исчезла тьма фальшивых сводок,

Исчез туман хвастливых книг...

И свой небритый подбородок

Фельдмаршал сунул в воротник.

 

Он сел в закрытую машину,

И дверца саблею стекла

Всю многолюдную равнину

От полководца отсекла.

 

А трупы в придорожной яме

Из-под снегов, в крутой мороз

Грозили чёрными руками

Четвёрке бешеных колёс...

Ведущий. 31 января 1943 года командующий фашистской группировкой войск, оказавшийся в сталинградском «котле», прежде чем сдаться в плен, передал Гитлеру радиограмму:

«У дверей русский...». Это была последняя депеша Фридриха Паулюса своему главнокомандующему. Через 20 минут после этого Паулюс, этот герой нации, командующий самой прославленной и считавшейся непобедимой 6-й армией Гитлера, сдался в плен. Генерал Ласкин с металлом в голосе объявил: - Господин Паулюс, Вы пленены войсками 64-й армии.

Фашистский командарм подошёл к советскому генералу и негромко произнёс:

- Фельдмаршал германской армии Паулюс сдаётся Красной Армии в плен.

Пленного генерал-фельдмаршала вывели из подвала и повели в штаб 64-й армии Шумилова, затем в штаб Донского фронта к Рокоссовскому.

Впервые за всю историю войн на Руси был пленён вражеский фельдмаршал.

- Сейчас вы увидите сцену, в основу которой положен действительный исторический факт, о котором вспоминал маршал Константин Рокоссовский после войны в одном из интервью корреспонденту газеты «Красная звезда».

Обед с Паулюсом (инсценировка)

ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА:

Фридрих Паулюс - фельдмаршал 6-й армии Германии;

Михаил Степанович Шумилов - генерал-лейтенант, командующий 64-й армией;

Константин Константинович Рокоссовский - генерал-полковник, командующий Донским фронтом;

Переводчик - лейтенант Красной Армии;

Конвоир - рядовой солдат.

На сцене — стол, стулья, Шумилов, командующий 64-й армией, сидит за столом в ожидании пленённого Паулюса.

Входят Паулюс с конвоиром. Привычным жестом он поднимает неуверенно правую руку, щёлкает каблуками. Вид усталый, измождённый.

Шумилов (Паулюсу). Прошу садиться, господин фельдмаршал.

Шумилов (переводчику). Переведите, пожалуйста, товарищ лейтенант.

Переводчик (Паулюсу). /Ихь данке, инен, хэр ареме-ефюрер./

Переводчик (Шумилову). Благодарю Вас, господин командующий.

Шумилов (Паулюсу). Господин фельдмаршал, может быть, сигареты, горячий чай?

Переводчик (Паулюсу). /Бите, цигареттен, хайсер, хэр фельдмаршал!/

Паулюс (Шумилову). /Мит фергню гэн, хэр армеефюрер. Унт тее ист цур цайт. Ихь фюле михь унволь./

Переводчик (Шумилову). С удовольствием, господин командующий. А чай как раз кстати. Я себя неважно чувствую. (Медленными глотками Паулюс пьёт горячий чай.)

Шумилов (Паулюсу). Ну, что, господин Паулюс, настрадались? Вы, наверное, думали, что советское командование шутит, посылая Вам условия сдачи в плен? Что скажете, фельдмаршал?/

Переводчик (Паулюсу). /Нун, хэр Паулюс хабеп зи зо филь эртраген? Дацу хат оире хартнэкихькайт гефюрт. Унт ди опфер Кёнтен фелен одер минималь зайн. Хабен зи фиильляйхьт гедахт, дас дас зовьеткомандо шерце гемахт хатте, альс эс оихь дас ультиматум мит клаузельн шикте. Вас загэн зи дацу, фельдмаршал?/

Паулюс (Шумилову). (Допивает чай, кладёт стакан на стол, виновато поднимает голову.) /Зи хабэн рехьт, хэр армеефюрер. Ихь вар хартнэкихь. Абер андерерзайтс хабэ ихь дэн Бе- фель майнес командос эрфюльт. Ихь хоффэ, дас зи михь фэр- штеен. Эс ист инэн бекант, дас ихь михь дэирт хабэ. Генераль фон Виттэрс хайм шлуг мир фор, фон дэр Вольга цурюкцугеен. Эр глаубтэ нихьт даран, дас ман Ойре Ризэнштат безецен кан. Ихь лентэ зайнэн форшлаг аб, вайль эр ин видершпрух мит дэм бефэль унзерес Генеральштабэс штант. Иа, ихь хабэ михь дэирт. Иецт зее ихь.../

Переводчик (Шумилову). Вы правы, господин командующий. Я был упрям. Но, с другой стороны, я выполнял приказ своего командования. Надеюсь, Вы понимаете меня. Вам, наверное, известно, что я являюсь одним из главных разработчиков плана «Барбаросса». Теперь вижу, как я ошибался. Генерал фон Виттерсгейм предлагал мне отойти от Волги. Он не верил, что удастся взять ваш гигантский город! Я отверг его предложение. Да, теперь я вижу, как ошибался.

Шумилов (Паулюсу). Ну, а почему ультиматум не приняли сразу? Да ещё скрыли этот факт от своих товарищей?

Переводчик (Паулюсу). /Унт Варум вурдэ дас ультиматум нихьт гляйхь ангеноммэн? Унт зи хабэн дас нох фон ирэн геноссэн фэрхаймлихьт./

Паулюс (Шумилову). /Хэр, армеефюрэр. Вэр виль зихь аб- гебэн. Ум зо мер ихь. Ихь нам зигеслауф юбер ди ганц Ойропа. Ихь глаубтэ ан ди унбэзингбаркаит унзэрэр армее.Унт генераль Майнштайн аух. О, майн гот! Вас вирт йецт мит унс зайн, вас вирт мит унс зайн?/

Переводчик (Шумилову). Господин командующий! Кому хочется сдаваться? Тем более мне, кто с победным маршем прошёл по Европе?! Я всегда верил в непобедимость нашей армии. И генерал Майнштейн тоже! Боже мой, как мы ошибались! Боже мой... (прикрывает лицо обеими руками). Что теперь будет с нами? Господин командующий, что с нами будет? (Обращается к Шумилову с отчаянием.)

Шумилов (Паулюсу). Ничего страшного с Вами не будет. Всех вас отправим на родину, в Германию. А пока Вас подкормим, подлечим. А сейчас предлагаю Вам, господин фельдмаршал, отобедать у нас в штабе.

Переводчик (Паулюсу). /Нихьц шрекьлихес вартэт ауф зи. Ир вердет нах дойчлант гэбрахт вердэн. Цуерст вердэн вир зи хайлен, неерэн. Унт йецт шлагэ ихь инэн хэр: фельдмаршал им штаб цу миттаг цу ессэн./

Паулюс (Шумилову). /Ихь хавэ дас нихьт фон дэр Зовьет- командо эрвартэт. Данкэ шее,н, хэр армеефюрэр. Абэр ихь вердэ нир мит инэн цу миттаг цу ессэн. Вэн зи дас эрлаубэн. Одэр ихь ленэ аб./

Переводчик (Шумилову). Не ожидал такого предложения от советского командования. Благодарю Вас, господин командующий. Но обедать буду только с Вами, если позволите. Иначе отказываюсь от обеда.

Шумилов (Паулюсу). Хорошо, господин Фридрих Паулюс, разрешите мне Вас так теперь называть. Только я должен посоветоваться со своим командующим генерал-полковником Рокоссовским и распорядиться насчёт обеда. С Вашего разрешения я удаляюсь в соседний кабинет. (Уходит.)

Переводчик (Паулюсу). /Гут, хэр Фридрих Паулюс, ер- лаубэн зи мир зи зо цу нэнэн. Абэр ихь золь михь мит дэм гене- ральлёйтнант Рокоссовски бератэн унт дас миттаг-эссэн бэштэ- лен. Ихь мус инс небэнциммэр геен./

Паулюс (переводчику). /Йа, ихь хабэ ни гедахт, дас ихь мит дэм зовьет-генераль цу миттаг цу ессэн вердэ, унт дацу бай Сталинград. Дас Шикзааль хат эс зо гефюгт. Эс ист ваархайт./

Переводчик (зрителю). Да, не думал никогда, что доведётся мне обедать с советским генералом да ещё под Сталинградом. Воистину судьба играет человеком.

В это время командующий 64-й армией Шумилов звонит в штаб Донского фронта Рокоссовскому.

Шумилов (Рокоссовскому). Константин Константинович! Шумилов беспокоит. Тут такое дело. Щекотливый вопрос. С Пау- люсом побеседовал, предложил ему пообедать, а он сказал в ответ: один обедать не буду, только с Вами, то есть со мной. Что делать, товарищ командующий?

Рокоссовский (Шумилову). Михаил Степанович! Что делать? Конечно, обедать. Пленить и допросить сумели, а «приём» организовать затрудняетесь. Советую Вам пообедать с фельдмаршалом. Пусть знает, что мы умеем не только хорошо воевать, но и порядочно относиться к пленным. Только долго не засиживайтесь, поскорее отправляйте Паулюса в штаб фронта.

Шумилов (Рокоссовскому). Константин Константинович, Вас понял, но...

Рокоссовский (Шумилову). Михаил Степанович, какие ещё проблемы?

Шумилов (Рокоссовскому). Так, Константин Константинович, по русскому обычаю на таком обеде положено пропустить по рюмочке...

Рокоссовский (Шумилову). Коли положено, надо налить. Если Паулюс пожелает произнести тост, не запрещайте. А вот в протокол допроса заносить это не следует...

Шумилов (Рокоссовскому). Есть, товарищ командующий!

Шумилов кладёт трубку и возвращается в соседнюю комнату, где оставил Паулюса с переводчиком.

Шумилов (Паулюсу). Ну вот, господин Фридрих Паулюс. Разрешение отобедать с Вами получил у своего начальства. Сейчас принесут обед.

Шумилов (Паулюсу). /Нун зо хэр Фридрих Паулюс. Ихь хабэ дас эрлаубнис, мит инэн цу миттаг цу ессэн, бэкоммэн. Йецт вирт ман дас миттаг-ессэн брингэн./

Паулюс (Шумилову). /Ихь хабэ ауф зольх айнэн эмпфанг нихьт эрвартэт. Ихь данкэ инэн, хэр Шумилов./

Переводчик (Шумилову). Не ожидал такого приёма. Благодарю Вас за любезность, господин Шумилов.

Входит конвоир и вносит обед на подносе, расставляет тарелки, ставит рюмки, графин с водкой.

Шумилов (Паулюсу и переводчику). Прошу, господа, откушайте. Чем богаты, тем и рады. Господин фельдмаршал, по русскому обычаю положено по рюмочке. Не возражаете? (Наливает в рюмки водку.)

Переводчик (Паулюсу). /Ессэн зи биттэ майнэ хершафтэн. Вас эс гирт. Хэр, фельдмаршал нах дэм руссишэн Браух мус май айнэн Шнапсглас тринкэн. Зинт зи айнфэрштандэн./

Паулюс (Шумилову). /Ихь хабэ кайнэ айвэнде. Ерлаубэн зи мир айнэн тоаст аизбрингэн./

Переводчик (Шумилову). Не возражаю, господин Шумилов. Позвольте тост произнести.

Шумилов (Паулюсу). Говорите, господин фельдмаршал.

Переводчик (Паулюсу). /Заген зи биттэ, хэр фельдмаршала/

Паулюс (Шумилову). /Ихь мёхьтэ фор аллэм загэн, дас дие зовьетстратэгие эршин хёер, альс унзере. Дас бевайст ам бэстэн ди Сталинградэр шлахт унт майнэ гефангеншафт. Ихь бин зихэр, дас Сталинград цум вэнде пункт ин дизэм криг вирт. Фюр Дойчлант ист ди Сталинградэр шлахт ди шверсте нидерлагэ, фюр ой- рэс лант ист зи айн грёстэр зиг. Йецт ист эс клар. Бальт вердет ир ин Берлин зайн. Вир хабэн дизэн криг ферлорэн. Фюр ди ун безигбарэ ротэ армее унт фюр дас руссишэ фольк!/

Переводчик (Шумилову). Я хочу прежде всего сказать, что советская стратегия оказалась... выше нашей... Лучшее тому доказательство - исход битвы на Волге, в результате которой я оказался в плену. Я уверен, что Сталинград отныне станет поворотным пунктом в этой войне. Для Германии битва под Сталинградом - тягчайшее поражение в её истории, а для Вашей страны - это величайшая победа. Теперь ясно одно - вы скоро будете в Берлине. Мы проиграли эту войну. За непобедимую Красную Армию и русский народ! (Поднимает рюмку, выпивает, закусывает.) Мы забыли уроки войны с Наполеоном. А в итоге всё повторилось.

Я буду помнить об этом до конца своих дней. Шумилов (Паулюсу). Ничего, не горюйте, фельдмаршал. Кто в своей жизни не ошибался. Вы со своими знаниями ещё послужите новой Германии.

Переводчик (Паулюсу). /Биттэ, берунгэн зи зихь, фельд- маршаль вэр хат ин зайнэм лебен кайнэн фелер гэмахт. Зи мит ирэн Кентниссэн вердэн нох дэм нойен Дойчланд динэн./

Паулюс (переводчику). /Йа, ди гешихьтэлеерт. Ди Сталин- градэр шлахт вирт ин ди вельтгешихьтэ айнгеен. Унзере на- хвэльт вирт зи штудирэн. Эрлаубэн зи мир нох айнмаль дизэн глас фюр ойрэ армее, фюр ойрэс фольк цу ерхебэн!/

Переводчик (Шумилову). Да, уроки истории не проходят даром. Битва под Сталинградом войдёт в мировую историю, её будут изучать наши потомки. Ещё раз разрешите поднять этот бокал за вашу армию и ваш народ! (Выпивает рюмку, закусывает.)

Шумилов (Паулюсу). Что ж, господин фельдмаршал, такова история. Жаль только, что цена этой битвы очень высока - столько человеческих жизней загублено. (Встаёт, даёт понять, что обед окончен.)

Переводчик (Паулюсу). /Зо ист ди гэшихьтэ, хэр фельдмаршалы Эс ист нур зеер шадэ, дас дэр Прайс дизэс зигэс цу хох ист. Зо филе мэншэнферлустэ./

Паулюс (встаёт и обращается к Шумилову). /Ихь данкэ фюр эмпфанг, хэр Шумилов! Ихь вердэ дизэс миттагессэн бай Сталинград ни фэргэссэн. Лебэн зи вооль, хэр Армеефюрер!/

Переводчик (Шумилову) (встаёт). Благодарю Вас за приём, господин Шумилов. Я никогда не забуду этот обед под Сталинградом. Прощайте, господин командующий.

Паулюс щёлкает каблуками, по привычке вскидывает правую руку в приветствии.

В это время входит конвоир.

Шумилов (Паулюсу). До свидания, господин Фридрих Паулюс. Не поминайте лихом. Может быть, ещё доведётся встретиться с Вами после войны.

Конвоиру. Конвоир! Отведите фельдмаршала в штаб армии к Рокоссовскому.

Переводчик (Паулюсу). /Ауф видерзеен! Хэр Фридрих Паулюс! Лебэн зи вооль. Фиильляйхт вердэн вир унс нах дэм криг трэффэн./ Все уходят.

Ведущий (на фоне видеокадров о пленении Паулюса из фильма «Сталинградская битва)». Вы видите документальные кадры, на которых снят фельдмаршал Паулюс в момент его пленения советскими солдатами.

4-й чтец.

От льда арктического моря

До африканского песка

С фашизмом бились в смертном споре

Разноплемённые войска.

И люди воинскую славу

От снежных гор до пирамид

Увековечили по праву,

Вковали в бронзу и гранит.

Но нашей славе сталинградской,

Которой выше всех сиять,

Бессмертный памятник солдатский

Воздвигнут, подвигу под стать.

 

Дивизий пыльные знамёна,

Знамёна славы боевой,

На гордых башнях Волго-Дона

Застыли в бронзе вековой.

И чтобы в людях память крепла

Про легендарный Сталинград,

Великий город встал из пепла,

Сильней и краше во сто крат.

 

Делам и подвигам народа

Стареть и тлеть не суждено.

Мыс вами дальше год от года

От Сталинградского обвода,

А нам он близок всё равно.

Расплылся дым, и пыль осела,

А слава тех великих дней

В степной дали не потускнела,

А стала ярче и видней.

И нам виднее с вами ныне,

Шагая в гору и вперёд,

Дела и подвиги твердыни...

Твердыней этой был народ!

Ведущий. У нового времени - новые герои. Несмотря ни на что, подвиги наших солдат и офицеров в горячих точках нравственно похожи на подвиги героев Великой Отечественной войны. Пока существует эта взаимопреемственность, у России всегда будут своя земля, свой народ, свои песни и свои Победы.

Звучит 1 куплет песни «Поклонимся великим тем годам».

Представление участников литературно-музыкальной композиции, инсценировки «Обед с Паулюсом».

Далее следует обзор книжной выставки на данную тему и обмен мнениями участников и гостей встречи.

Литература

1. Красная звезда [Текст]: газ. - 2001.

2. Палийчук, Б. Твердыня: роман в стихах [Текст] / Б. Палийчук. - Волгоград: Нижне-Волжское кн. изд-во. - 1982. - 198 с.

Автор: Наталья Герасимовна Растегаева

Рекомендуем посмотреть:

Классный час для 5-7 класса. Сталинградская битва

Классный час «Сталинградская битва», 4 класс

Внеклассное мероприятие 6-8 класс. Великие даты истории России

Урок мужества. Сталинградская битва для 3-4 класса

Внеклассное мероприятие. Сталинградская битва, 7-9 класс

Елена Олеговна Монетова # 29 октября 2016 в 09:49 0
На мой взгляд,данная разработка очень актуальна по своей тематике и содержанию. Автором подобран ценный материал,грамотно выбрана форма изложения.Эмоционально,трогательно,патриотично!Интересны литературные произведения ,выбранные автором.