Внеклассное мероприятие для школьников 9-10 класса. В гостях у поэта. Сергей Есенин»

Заочная экскурсия в село Константиново Рязанской области «В гостях у поэта. Сергей Есенин»

Оформление: портрет Сергея Есенина, фотографии государственного музея-заповедника С. А. Есенина, отрывки из стихотворений поэта, картины природы, музыкальное сопровождение; романсы на стихи С. Есенина «Письмо матери», «Отговорила роща золотая...».

На доске слова:

«Иного поэта можно любить, иным восхищаться, у иного учиться. Есенин же входит в сердце просто и спокойно, остается в нем где-то рядом с тем чувством, которое не поддается описанию и которое принято называть любовью к России». (Л. Васильева.)

Ход мероприятия

1-й ведущий. Сегодня мы с вами отправимся в заочное путешествие. Путешествие в село Константиново Рязанской области. Село, в котором прошло детство замечательного русского поэта, село, с которым на протяжении всей жизни Сергей Александрович Есенин был связан всем сердцем. Детство поэта - исток его любви к родине, к которой он истово припадал усталой душой, как путник припадает к живительному источнику.

Бесконечно свежим в памяти поэта был этот «край разливов грозных».

2-й ведущий. У каждого из нас в очень емкое понятие Родины входит что-то свое: у Есенина - Рязанщина, с ее богатым историческим прошлым. Рязанцы мужественно встречали полчища Батыя в XIII веке, активно участвовали в крестьянских войнах Ивана Болотникова, Степана Разина, Емельяна Пугачева. Беззаветную любовь к Родине рязанцы пронесли через века.

Все хорошее вырастает с нами из детства: осознание себя как человека, чувство прекрасного и вечного, любовь ко всему живому, любовь к земле, нас вскормившей.

1-й ведущий. Вглядываясь в ширь рязанских полей, вспоминаешь слова Гоголя, любимейшего писателя Сергея Есенина: «Здесь ли не родиться беспредельной мысли, когда ты сама без конца?.. Какая сверкающая, чудная, незнакомая даль! Русь!..»

1-й чтец.

Запели тёсаные дроги,

Бегут равнины и кусты.

Опять часовни на дороге

И поминальные кресты.

 

Опять я теплой грустью болен

От овсяного ветерка.

И на извёстку колоколен

Невольно крестится рука.

 

О Русь - малиновое поле

И синь, упавшая в реку, -

Люблю до радости и боли

Твою озёрную тоску.

 

Холодной скорби не измерить,

Ты на туманном берегу.

Но не любить тебя, не верить –

Я научиться не могу.

 

И не отдам я эти цепи,

И не расстанусь с долгим сном,

Когда звенят родные степи

Молитвословным ковылём.

2-й ведущий. Выйдите на берег Оки, и вы сразу ощутите высоту птичьего полета, где «только синь сосет глаза», где «льется по равнинам березовое молоко» и «пеной рос заря туманится». Здесь все волнует: озера с молчаливой осокой и белыми лилиями, заливные луга с запахом мяты и полыни, тревожное ржание лошадей в звездную майскую ночь.

2-й чтец.

Гой ты, Русь моя родная.

Хаты - в ризах образа...

Не видать конца и края –

Только синь сосет глаза.

 

Как захожий богомолец,

Я смотрю твои поля.

А у низеньких околиц

Звонко чахнут тополя.

 

Пахнет яблоком и медом

По церквам твой кроткий Спас.

И гудит за корогодом

На лугах веселый пляс.

 

Побегу по мятой стежке

На приволь зеленых лех,

Мне навстречу, как сережки,

Прозвенит девичий смех.

 

Если крикнет рать святая;

«Кинь ты Русь, живи в раю!» -

Я скажу: «Не надо рая,

Дайте родину мою».

1-й ведущий. Недалеко от поймы реки Вожи, на высоком правом берегу красавицы Оки раскинулось село Константиново, «Наше Константиново было тихое, чистое, утопающее в зелени село», - вспоминает сестра поэта Александра Александровна Есенина.

2-й ведущий. Основным украшением села являлась церковь, стоящая в центре. Белая прямоугольная колокольня, заканчивающаяся пятью крестами - четыре по углам и пятый, более высокий, в середине, купол, выкрашенный зеленой краской, придавали ей вид какой-то удивительной легкости и стройности. В проемах колокольни видны колокола: большой, средний и четыре маленьких.

Стройные многолетние березы со множеством грачиных гнезд служили убранством этому красивому и своеобразному памятнику русской архитектуры.

Вдоль церковной ограды росли акация и бузина. За оградой было несколько могил церковнослужителей и константиновского помещика Кулакова. За церковью на высокой крутой горе - старое кладбище.

В правом углу кладбища, у самого склона горы, среди могильных камней, покрытых зеленоватым мхом и заросших крапивой, стояла маленькая каменная часовня, крытая тесом. Рядом с ней лежал старинный памятник - плита. На этой плите любил сидеть Сергей. Отсюда открывался чудесный вид на приокские раздолья.

1-й ведущий. За церковью внизу у склона горы стоял высокий бревенчатый забор. Этот забор, тянувшийся почти до самой реки, огораживающий чуть ли не одну треть всего константиновского подгорья, отделял участок, принадлежавший помещице Кашиной.

Кашина была молодая, интересная и образованная женщина, владеющая несколькими иностранными языками.

Приехали. Дом с мезонином

Немного присел на фасад.

Волнующе пахнет жасмином

Плетневый его палисад.

Белый каменный двухэтажный кашинский дом утопает в зелени. На сравнительно маленьком участке разместились липовые аллеи, фруктовые сады, сосны, тополя, березы, дубы, клены, ясени - каких только деревьев здесь не было!

Внизу, между четырьмя горами - пруд, над которым задумчиво склонились березы и ивы. Вода в этом пруду была прозрачная и холодная, так как поступала в него из родников.

Приезжая в деревню, Сергей бывал в барском доме: он дружил с Кашиной. Из барского сада он приносил домой букеты жасмина и сирени.

2-й ведущий. На противоположной стороне села выстроились в ряд ничем не примечательные, обыкновенные крестьянские избы, за дворами которых тянулись узкие полоски приусадебных огородов или садов. В числе этих домов, против церкви, стоял и дом Сергея Есенина.

Всякого, кто приходит в усадьбу Есениных, первым встречает тополь.

Над окошком месяц.

Под окошком ветер.

Облетевший тополь

Серебрист и светел.

Этот тополь, «старожил» здешних мест, посажен руками поэта. Когда-то их было три. Сейчас этот тополь заботливо обнесен оградой. Это живая память. О чем?

1-й ведущий. Это было в мае 1924 года. Сергей приехал в родной дом после долгой разлуки. А на месте дома - пепелище. Сгорели дом, рига, погибли многие деревья. Сгорел и любимый клен. Сколько нежных слов посвятил поэт зеленому другу в своих стихах! Для Есенина старый клен всегда был символом верности родному гнезду. Теперь же вокруг дома чернели обгоревшие пеньки. Их вид угнетающе действовал на Есенина. И он предложил сестрам посадить черенки тополя, в изобилии росшего вокруг усадьбы. С радостью они взялись за дело. Все вместе выкорчевывали горелые пни, копали лунки под саженцы. Посадили три черенка. И, как водится, после дружной работы пили чай из самовара. Вот и выходит, что этот старый тополь - крестник поэта.

2-й ведущий. До наших дней сохранился родительский дом, заново построенный в 1930 году на месте сгоревшего во время пожара в 1922 году. В память о сыне родители поэта решили строить новый дом так, чтобы он в точности был похож на старый. Через предметный мир этой простой бревенчатой избы и поэтичность окружающей природы мы начинаем лучше понимать поэзию Есенина. Доброжелательное поскрипывание ступенек крыльца - первое приветствие есенинского дома всем, входящим в него.

1-й ведущий. Заглянем в этот дом. Светлая горница с низким потолком, чистые половицы, всюду домотканые дорожки. Между окнами - зеркало в черной раме. В красном углу - иконы. У окна - стол, накрытый белой скатертью. На нем букетик полевых цветов в маленькой вазочке, а на стене у стола - похвальный лист Сергея Есенина в связи с окончанием школы. Рядом - семейные фотографии. На стене висят деревянные часы. Эти часы сбоку немного помяты, дети втихомолку от взрослых кололи о них орехи.

3-й чтец.

Разбуди меня завтра рано,

О моя терпеливая мать!

Я пойду за дорожным курганом

Дорогого гостя встречать.

 

Я сегодня увидел в пуще

След широких колес на лугу.

Треплет ветер под облачной кущей

Золотую его дугу.

 

На рассвете он завтра промчится,

Шапку-месяц пригнув под кустом,

И игриво взмахнет кобылица

Над равниною красным хвостом.

 

Разбуди меня завтра рано,

Засвети в нашей горнице свет.

Говорят, что я скоро стану

Знаменитый русский поэт.

 

Воспою я тебя и гостя,

Нашу печь, петуха и кров...

И на песни мои прольется

Молоко твоих рыжих коров.

2-й ведущий. Из горницы можно пройти в комнату поэта. Деревянная кровать покрыта цветастым лоскутным одеялом, на стене висят две материнские кофточки. В комнате рядом с деревянной койкой, на которой спал Есенин, висит «старомодный ветхий шушун» матери Татьяны Федоровны, воспетый Есениным.

Звучит романс «Письмо матери».

1-й ведущий. В кухне хорошо представляешь себе, как мать хлопочет с ухватами, а из сеней слышится возня кудлатых щенков. На кухонной полке рядком стоят старые потрескавшиеся махотки, когда-то из них пили «молоко рыжих коров». Около печи стоят ухваты, кочерга, а рядом на стене висят материнские лапти. Полотенце с петухами весело отражается на поверхности ведерного самовара, участника всех семейных чаепитий. На кухне, где стоит белоснежная русская печь, сразу же вспоминаются строки.

4-й чтец. В ХАТЕ

Пахнет рыхлыми драчёнами;

У порога в дёжке квас,

Над печурками точёными

Тараканы лезут в паз.

 

Вьется сажа над заслонкою,

В печке нитка попелиц.

А на лавке за солонкою –

Шелуха сырых яиц.

 

Мать с ухватами не сладится,

Нагибается низко,

Старый кот к махотке крадется

На парное молоко.

 

Квохчут куры беспокойные

Над оглоблями сохи.

На дворе обедню стройную

Запевают петухи.

 

А в окне на сени скатые,

От пугливой шумоты,

Из углов щенки кудлатые

Заползают в хомуты.

2-й ведущий. После смерти родителей в этом доме разместилась библиотека. Все здесь хранит память о поэте. Стоит только, не спеша пройтись по гулким комнатам, прислушаться, оглянуться, и снова зазвучат взволнованные строки.

5-й чтец.

Эта улица мне знакома,

И знаком этот низенький дом.

Проводов голубая солома

Опрокинулась над окном.

Были годы тяжелых бедствий,

Годы буйных, безумных сил.

Вспомнил я деревенское детство,

Вспомнил я деревенскую синь.

 

Не искал я ни славы, ни покоя,

Я с тщетой этой славы знаком.

А сейчас, как глаза закрою,

Вижу только родительский дом.

 

Вижу сад в голубых накрапах,

Тихо август прилег ко плетню.

Держат липы в зеленых лапах

Птичий гомон и щебетню.

 

Я любил этот дом деревянный.

В бревнах теплилась грозная морщь,

Наша печь как-то дико и странно

Завывала в дождливую ночь.

 

Голос громкий и всхлипенъ зычный,

Как о ком-то погибшем, живом.

Что он видел, верблюд кирпичный,

В завывании дождевом?

 

Видно, видел он дальние страны,

Сон другой и цветущей поры,

Золотые пески Афганистана

И стеклянную хмарь Бухары.

 

Ах, и я эти страны знаю –

Сам немалый прошел там путь.

Только ближе к родимому краю

Мне б хотелось теперь повернуть.

 

Но угасла та нежная дрема,

Все истлело в дыму голубом.

Мир тебе - полевая солома,

Мир тебе - деревянный дом!

1-й ведущий. В глубине есенинского сада, запахнувшись ветками яблонь и вишен, стоит избушка-времянка, поставленная в августе 1922 года. Около избушки среди вишен сохранилась единственная яблоня-дикарка. Несмотря на преклонный возраст, она радует каждой весной буйным цветением. Недалеко от избушки среди вишен стоит амбар, а в самом углу усадьбы под золотистой соломой укрылась восстановленная рига. Сергей часто уединялся в амбаре.

Сестра поэта воспоминает: «Работал Сергей очень много. Я помню, как часами, почти не разгибаясь, сидел он за столом у раскрытого окна нашей маленькой хибарки. Условия для работы были очень плохие. По существу их не было совсем. Мы старались не мешать Сергею, но так как дом наш был слишком мал, а амбар служил кладовой, где хранили и платье, и продукты, то поневоле приходилось его беспокоить. Здесь же им было написано стихотворение «Отговорила роща золотая...»

Звучит романс «Отговорила роща золотая...».

2-й ведущий. До девяти лет Есенин «рос под призором бабки и деда» и фактически был сиротой при живых родителях, семейная жизнь которых по разным причинам не ладилась. Отец его жил в Москве, работал в мясной лавке, а мать - в Рязани, в прислугах. Поэт написал в одной из автобиографий: «Стихи начал слагать рано. Толчки давала бабка. Она рассказывала сказки. Некоторые сказки с плохими концами мне не нравились, и я их переделывал на свой лад».

В доме деда прошла лучшая, пожалуй, пора детства.

6-й чтец.

К теплому свету, на отчий порог,

Тянет меня твой задумчивый вздох.

Ждут на крылечке там бабка и дед

Резвого внука подсолнечных лет.

 

Строен и бел, как березка, их внук,

С медом волосьев и бархатом рук.

 

Только, о друг, по глазам голубым –

Жизнь его в мире пригрезилась им.

Шлет им лучистую радость во мглу

Светлая дева в иконном углу.

 

С тихой улыбкой на тонких губах

Держит их внука она на руках.

1-й ведущий. «Когда мне сравнялось 14 лет, - вспоминал Есенин, - меня отдали из сельской земской школы в учительскую школу. Родные хотели, чтоб из меня вышел сельский учитель». На продолжении учебы особенно настаивал дед, а также священник Смирнов.

Недалеко от Константинова находилась Спас-Клепиковская второклассная церковно-учительская школа. Туда-то и решено было на семейном совете направить Есенина.

Расположенное на берегу реки Пры старинное торговое село Спас-Клепики со всех сторон окружали знаменитые Мещерские леса с непроходимыми завалами, топями и лесными озерами. Двухэтажное каменное здание школы стояло на самом краю села. Сюда осенью 1909 года приехал Есенин. Выдержав вступительный экзамен, Есенин был зачислен в школу. Поначалу чувствовал себя одиноким, тосковал по дому. Пробыв несколько дней в школьном интернате, он совершил «побег» и вернулся в родное село. «Когда отвезли в школу, - рассказывал Есенин, - я страшно скучал по бабке и однажды убежал домой... Дома выругали и отвезли обратно».

2-й ведущий. Около трех лет провел Есенин в Спас-Клепиковской школе. Именно здесь начал он свое «сознательное творчество», мечтая всю душу выплескать в слова.

Программа, рассчитанная на три года, включала церковную общую и русскую историю, закон божий, русский язык, церковнославянский язык, отечественную историю, арифметику, геометрическое черчение, рисование.

Часто по вечерам ученики собирались обычно в одной из комнат интерната. Завязывались беседы о прочитанных книгах, обсуждались стихи Пушкина, Лермонтова, Некрасова, Кольцова, а потом кто-либо читал свои стихи. Чаще всего это был Есенин.

Порой между учениками вспыхивали жаркие споры. При этом наиболее активных спорщиков называли именами писателей и критиков. Есенина называли Пушкиным.

Освоившись со школьной обстановкой, Есенин стал признанным верховодом среди товарищей. Устройство школьного самодеятельного спектакля или новогодней елки, походы учеников на реку или очередная «схватка» с местными ребятами - во всем этом Есенин принимал живое участие.

1-й ведущий. Весной и осенью Есенина часто можно встретить в роще, на кладбище или на берегу речки. «Возле города, - вспоминает один из товарищей Есенина, - тогда была березовая роща. Сюда мы часто ходили читать и мечтать».

Есенин любил уединяться в сосновой роще, примыкающей к зданию школы. Там в тишине рождались его первые поэтические пробы.

Выткался на озере алый свет зари.

На бору со звонами плачут глухари.

Плачет где-то иволга, схоронясь в дупло,

Только мне не плачется - на душе светло.

2-й ведущий. Особенно свободно дышалось Есенину на уроках литературы. Правда, вначале учителя не придавали серьезного значения тому, что Есенин увлекается поэзией и пишет стихи. Постепенно учитель литературы Хитров начинает уделять все больше внимания Есенину. «В первый раз, - пишет Е. М. Хитров, - когда я особенно встрепенулся, это - когда он принес мне свое стихотворение «Звезды». Это произведение поразило меня. Я ему сказал, что стихотворение это мне очень понравилось, что его можно даже напечатать, что вообще у него ясно выраженный талант».

7-й чтец.

Звёздочки ясные, звёзды высокие!

Что вы храните в себе, что скрываете?

Звезды, таящие мысли глубокие,

Силой какою вы душу пленяете?

Частые звёздочки, звездочки тесные!

Что в вас прекрасного, что в вас могучего?

Чем увлекаете, звёзды небесные,

Силу великую знания жгучего?

 

И почему так, когда вы сияете,

Маните в небо, в объятья широкие?

Смотрите нежно так, сердце ласкаете.

Звезды небесные, звезды далёкие!

1-й ведущий. В 1912 году Есенин успешно закончил Спас-Клепиковскую школу, получив «звание учителя школы грамоты».

2-й ведущий. Прошли годы. Рязанский край неузнаваемо преобразился... Рязанцы свято берегут память о Есенине. Есенинская поэзия жива, всенародная любовь к ней растет год от года. Со дня открытия музея Есенина в Константинове побывали миллионы людей. Они оставляют здесь записи, свои искренние слова благодарности.

1-й ведущий. «Иного поэта можно любить, иным восхищаться, у иного учиться. Есенин же входит в сердце просто и спокойно, остается где-то рядом с тем чувством, которое не поддается описанию и которое принято называть любовью к России».

8-й чтец.

Край ты мой заброшенный,

Край ты мой, пустырь,

Сенокос некошеный,

Лес да монастырь.

 

Избы забоченились,

А и всех-то пять.

Крыши их запенились

В заревую гать.

 

Под соломой-ризою

Выструги стропил,

Ветер плесень сизую

Солнцем окропил.

 

В окна бьют без промаха

Вороны крылом,

Как метель, черемуха

Машет рукавом.

 

Уж не сказ ли в прутнике

Жисть твоя и быль,

Что под вечер путнику

Нашептал ковыль?

9-й чтец.

Топи да болота,

Синий плат небес.

Хвойной позолотой

Взвенивает лес.

 

Тенькает синица

Меж лесных кудрей,

Темным елям снится

Гомон косарей.

 

По лугу со скрипом

Тянется обоз –

Суховатой липой

Пахнет от колес.

 

Слухают ракиты

Посвист ветряной...

Край ты мой забытый,

Край ты мой родной.

2-й ведущий. Каким могучим талантом должен быть наделен художник, чтобы заставить человека заново увидеть и почувствовать безмерное очарование в обыденном, примелькавшемся. Этим воистину волшебным даром и обладал Сергей Есенин. Этот край стал живым родником поэзии. Поэт с необыкновенной щедростью разбрасывал сокровища своей души, и самые сердечные слова любви нашел для Родины.

10-й чтец.

Спит ковыль. Равнина дорогая,

И свинцовой свежести полынь.

Никакая родина другая

Не вольет мне в грудь мою теплынь.

 

Знать, у всех у нас такая участь,

И, пожалуй, всякого спроси –

Радуясь, свирепствуя и мучась,

Хорошо живется на Руси.

 

Свет луны - таинственный и длинный,

Плачут вербы, шепчут тополя.

Но никто под окрик журавлиный

Не разлюбит отчие поля.

 

И теперь, когда вот новым светом

И моей коснулась жизнь судьбы,

Все равно остался я поэтом

Золотой бревенчатой избы.

 

По ночам, прижавшись к изголовью,

Вижу я, как сильного врага,

Как чужая юность брызжет новью

На мои поляны и луга.

 

Но и всё же, новью той теснимый,

Я могу прочувственно пропеть:

Дайте мне на родине любимой,

Всё любя, спокойно умереть!

Литература

1. Государственный музей-заповедник С. А. Есенина (фото с комментариями). -М.: Советская Россия, 1986.

2. На родине Сергея Есенина. - М.: Советская Россия, 1974.

3. Сергей Есенин. Собрание сочинений: в 3 т. - М.: Правда, 1970.

Рекомендуем посмотреть:

Внеклассное мероприятие по творчеству Асадова

Инсценировки по произведениям Пушкина, 9-10 класс

Внеклассное мероприятие для старшеклассников. Творчество Шолохова

Кукольный спектакль для школьников по мотивам книги Лебеденко «Сказки Тихого Дона»

Внеклассное мероприятие по литературе, 10 класс. Пастернак

Нет комментариев. Ваш будет первым!