Творческий конкурс для педагогов «Яркая Весна»

 

Конкурс для педагогов «Лучший конспект урока (занятия)»

 

Конкурсы на нашем сайте ped-kopilka.ru

Методические материалы к изучению ранних рассказов Шишкова

Методические материалы к изучению ранних рассказов В.Я. Шишкова
О чертах романтизма в рассказах В.Я. Шишкова
В.Я Шишков- уроженец Тверской земли. Детские годы его прошли в Бежецке и деревне Дубровы Бежецкого уезда, где жила его бабушка, крепостная крестьянка.
Учился в частном пансионе, потом в Бежецком городском 6-классном училище (1882—1888), в 1891 году окончил Вышневолоцкое училище кондукторов путей сообщения. После непродолжительной практики в Новгородской и Вологодской губерниях в 1894 прибыл на работу в Томск на службу по округу водных путей сообщения. Участвовал в геодезических экспедициях, с 1903 года был и руководителем многих из них. Обследовал Обь, Енисей, Чулым, Чарыш, Лену, Витим и другие сибирские реки. Особое значение как в инженерном, так и творческом плане имели работы по исследованию Бии и трассы будущего Чуйского тракта. Первая публикация — символическая сказка «Кедр» (1908) в газете «Сибирская жизнь» (Томск), в периодике 1908 — 1911 годов печатались путевые очерки и рассказы Шишкова. Активную литературную деятельность Шишков начал в 1913 году (рассказы «Помолились», «Суд скорый», «Краля»), переехал в Петроград в 1915 году, сблизился с Максимом Горьким. В 1916 году при содействии Горького выходит первый сборник рассказов «Сибирский сказ». После переезда в Петербург Сибирь и особенно Алтай остаются одной из основных тем его творчества. Вершиной сибирской прозы Шишкова стали романы «Ватага» (1923 год, о Гражданской войне) и «Угрюм-река» (2 тома, 1933 год о жизни в Сибири на рубеже XIX — XX веков). С 1927 года Шишков жил в Детском (Царском Селе). Последние 7 лет жизни работал над исторической эпопеей «Емельян Пугачёв» (3 тома). В 1941 году Шишков находится в блокадном Ленинграде (до 1 апреля 1942 года), пишет статьи для фронтовых газет, издает первый том «…Пугачева», оставшегося незаконченым.

Как художник Шишков воспринимается в русле демократического направления русского реализма и «натуральной школы». Его достижения в бытописании соседствуют с широким использованием аллегории, символики, особое восхищение читателей вызывает этнографическая языковая чуткость писателя. (1)
Вместе с тем можно говорить о чертах неоромантизма в его творчестве.

Обратимся к небольшому циклу «Холодный край», состоящей из новелл: «Лебеди», «Белка», «Вера такой», «Трое». Цикл имеет подзаголовок «Из дневника скитаний 1911 года» и основан на впечатлениях, которые Шишков получил, находясь в геодезической экспедиции.

Как известно, неоромантизм, в отличие от романтизма, не изображает идеального абсолютного героя, сверхчеловека в конфликте с обычными людьми и действительностью. Неоромантизм не воплощает идею двоемирия, отвергая реально существующий окружающий мир. Напротив, неоромантики умеют увидеть героическое в обычном человеке. Это героическое начало может проявлять в ситуациях, связанных с опасностью, преодолением сложных обстоятельств, приключением.

Все это мы можем наблюдать во многих произведениях Шишкова.

Обратимся к рассказам цикла «Холодный край».
Действие в них происходит в долине реки Нижняя Тунгуска осенью и зимой 1911 года. Небольшой отряд геодезистов на двух шитиках и трех лодках должен прибыть в Туруханск. Тысячу верст отплыли они от последнего селения, и полторы тысячи верст осталось до конечной цели.

Автор пишет: «…мы б добрались. Мы привыкли к опасностям, закалены в борьбе. И вдруг этот ранний , в первых числах сентября, мороз и снег… Если обмерзнем здесь, никто не узнает о том- кругом ни души,- никто не придет нам на помощь…». Запасы продовольствия заканчиваются, человеческого жилья нет на сотни километров. Мы видим, что, обстоятельства, в которых оказались эти люди, действительно , сопряжены со смертельным риском, трудны необыкновенно.

Участники экспедиции - обычные люди. Кому-то не хочется вылезать из каюты шитика на холод и разжигать костер… Один может проявить пессимизм и сомнение в успешном завершении похода («А ведь подохнем мы. Не доплывем…») Другой, у него есть имя Степан, напротив, уверен в победе ( «Доплы-ы-ве-ом…»). Кстати, больше никого из участников в этом цикле автор не называет по имени. Имена появляются, когда речь пойдет о помощниках- тунгусах. Отсутствие имен здесь указывает, наверное, на типичность поведения персонажей в смертельно опасной обстановке, на единство их в стремлении преодолеть трудности, на сплоченность, монолитность группы.

Путешественники не сдаются. Вот ту-то и проявляются их героические качества. Они «…пробивая шестами тонкий лед, плывут дальше… день и ночь…» Не боятся на свободных ото льда стремнинах столкнуться с подводными камнями, прекрасно понимая, что, если перевернутся лодки, могут погибнуть и люди, и провиант. Они борются с ураганным ветром и идут на шестах. Автор пишет: « Мы коченели от холода, лица опухли, руки разбиты в кровь. Мы теряем последнее мужество…». Таким образом, перед нами не романтические супергерои, а обычные люди, которые проявляют отвагу, силу воли, стойкость на своем жизненном пути. Они могут терпеливо ждать долгие недели прихода проводников-тунгусов, не отчаиваться, не унывать, делать все, чтобы выжить и выполнить задание. Героическое начало автор обнаруживает в своих соратниках, в простых людях, в том числе, и в тех, кто населяет Сибирский край.

Главный герой рассказа «Таежный волк» - Леонтий Моисеевич Бакланов. От Минусинска до Усинска на многие сотни верст его знают и уважают местные жители. Он отважен, справедлив, мудр, благороден, великодушен. Живет в гармонии с собой и окружающей природой, по законам совести. У него своя философия: «…в природе мудрость. Только не вдруг ее, природу-то , поймешь…А ты верь, милый человек, верь в добро, тогда и благо тебе будет. Верь!» Живет по принципу: «Люби все, люби всех. За правду умри…».

Себя называет «таежный волк», его угодья - бескрайние просторы тайги. Хороший охотник, он не браконьерствует, зря зверя не убивает. Охотясь в горах Кавказа, пожалел джейрана, уступив ему дорогу на узкой тропе. Не один раз помогал замерзающим, сбившимся с пути, людям. Удивительна история о спасении им ненасытного в стремлении к наживе, жестокосердного купца Абдулки, погубившего жадностью брата Бакланова и его дочь. Охотник нашел Абдулку и его проводника замерзшими среди снегов. Он мог бы проехать мимо, забрать деньги этого купца себе, тем более, что должен был ему тысячу рублей. Но «…Закон тайги не дозволяет. Надо спасать людей…». Даже таких черных душой, как Абдулка. Бакланов объясняет свой поступок рассказчику, говорит о том, что человек может измениться, надо дать ему такую возможность, дать шанс стать лучше, покаяться, а убивать его нельзя: «Человека убьешь- себя убьешь».

Привлекает читателя он не только необыкновенной мудростью и великодушием, но и способностью тонко чувствовать окружающее, восхищаться красотой природы. Всем сердцем любит он суровую северную землю: «…ты только глянь, какая красота кругом, премудрая красота, великая красота!.. Да пусть скажут мне короли земные...: « Бакланов, владей нашим богачеством, дворцами, городами,.. властвуй!» - «Нет,- скажу я, - нет, ваши царские величества, …околдовала меня мать-природа, угрела, осветила солнцем, обвеяла белыми туманами: здесь родилась новая душа моя… Здесь смерть приму. Аминь!». Любовь к Родине – одно из важнейших качеств бывалого таежника. Таким образом, в охотнике Бакланове, простом человеке, автор раскрывает черты личности незаурядной, героической.

Традиции неоромантизма можно видеть и в особенностях изображения коренных жителей – тунгусов. В цикле «Холодный край» это проводник Сенкича, его жена Анна, старик Отыркон. Это чистые душой, простодушные люди, живущие, так же, как и Бакланов, в ладу со своей совестью, в гармонии с природой. Автор не перестает восхищаться их талантами. Например, врожденному умению ориентироваться в раскинувшейся на тысячи километров тайге, выживать в труднейших условиях заполярной зимы. Неграмотный Сенкича не только понимает разработанные учеными карты, но и находит ошибки в них, помогает автору-инженеру в составлении правильного маршрута. Он силен, вынослив, неутомим. Идет по пояс в глубоком целинном снегу, прокладывая дорогу оленьим упряжкам.

Тунгусы- гордые люди, не желающие жить за чужой счет. Старый Ортыкон плохо видит, с трудом может попасть в белку. В стойбище оленеводов ему дали чум, хотели приютить и прокормить, потому что самому ему это сделать очень трудно. Но Ортыкон отказался от помощи соплеменников, не желая никого обременять заботой о себе. Он не боится умереть на родной земле.

Черты неоромантизма проявляются и в пейзажных зарисовках. Во многих рассказах природа одухотворена, Шишков использует множество олицетворений, метафор, сравнений, прием антропоморфизма: «…за рекой угрюмо дремлет хребет Унекан, траурно-черный с белыми пятнами снега…», «По моим следам расцветают в снегу розы… из брусники алая брызжет кровь…» или «…обмануло их озеро, убаюкала их зыбун-волна, уснули крепко. Гул пошел по Алтаю, земля затряслась, осыпались камни. Широко волна хлещет, опрокидывает скалы, грохочет и стонет и мчится вдаль бешеным потоком. Это Чуя, рожденная в снегах, горами плененная, вырвалась на волю и понеслась меж расступившихся в страхе Алтайских гор…»

Природа у Шишкова величава, могущественна, она может наградить человека, раскрыть ему свои богатства, восхитить несказанной красотой, может и наказать жадного, бездушного. Ее красота может быть противопоставлена безобразию человеческих поступков, например, в цикле «Чуйские были», где повествуется о безжалостном ограблении коренного населения Сибири русскими купцами и о тлетворном влиянии цивилизации на тунгусов.

Использование традиций устного народного творчества - тоже черта неоромантиков. Это могут быть и обращения персонажей к силам природы, животным, например, в рассказе «Лебеди» автор кричит вслед улетающей на юг стае: «Эй, лебеди! Несите мой низкий поклон! Я не погиб еще. Я приду». Сказочные образы, например, образ Беловодья в рассказе «Алые сугробы», элементы композиции, мотив путешествия, легенды, предания, вещие сны и т.п..

Почему же писатель-реалист обращается порой к традициям неоромантизма?

Уроженец Тверской земли, Шишков долгие годы провел в Сибири, на Северном Урале, на Алтае. Очарованный на всю жизнь величественной красотой этих мест, полюбив этот суровый край и людей, населяющих его, он не мог выразить своего восхищения, своей любви, не обратившись к идеям неоромантиков. Романтический субъективизм, нашедший выражение в героизации простого человека, одухотворении пейзажа, обращении к традициям фольклора, несомненно, способствует более яркому выражению авторской позиции, авторского отношения к изображаемому.
Терехина Наталья, преподаватель Старицкого колледжа.

Рекомендуем посмотреть:

Методическая разработка урока литературы для студентов техникума. Серебряный век русского искусства Урок литературы в колледже. Творчество Тряпкина Конспект урока литературы в колледже. Нравственная проблематика рассказа Екимова «Фетисыч» Методические материалы к уроку литературы и литературного краеведения
Методические материалы к уроку литературы и литературного краеведения в колледже | Утверждение вечных ценностей в современной зарубежной детской литературе. «Вафельное сердце» Марии Парр
Опубликовано: 397 дней назад (26 апреля 2021)
Просмотров: 267
Рубрика: Без рубрики
0
Голосов: 0

Нет комментариев. Ваш будет первым!