Рассказы о школе и школьниках читать

Смешные рассказы, повествующие о жизни школьников. Библиотека младшего школьного возраста. Библиотека российского школьника. 

Рассказы про школу и школьников для 1-2-3-4 класса

Школа - это не только уроки и домашние задания, классные часы и внеклассные мероприятия. Школа - это первые робкие взгляды, и первые слёзы, и первые чувства.

Прочитав рассказы, девочки и мальчики смогут взглянуть на себя со стороны и, возможно, найдут ответы на сокровенные вопросы, о которых стесняются спрашивать вслух.

Для чтения на уроках литературы.

Для внеклассного чтения.

Для семейного чтения

Виктор Голявкин «Пять ёлок»

Сначала купили сразу две ёлки: одну ёлку - папа, другую - мама. Потом пришёл дядя Миша с ёлкой.

Дядя Миша сказал:

- Эх, какая досада!

- Три ёлки нам ни к чему, - сказал папа.

- Бог троицу любит, - сказала бабушка.

Виктор Голявкин «Не успел»

Нарисовал Мишутка рисунок.

- Вот, - говорит, - это конь.

- Твой конь больше на обезьяну похож.

- Это и есть обезьяна.

- Ты же сказал, что это конь.

- Я нечаянно сказал, что это конь.

Виктор Голявкин «Отдохни, Саня!»

Мальчик Саня приехал с мамой на дачу, и у него начались новые дни.

Он беспрерывно носился с ребятами по пляжу, купался, играл, а к вечеру спрашивал маму:

- Что мне теперь делать?

Это был неутомимый мальчишка, он нисколько не уставал.

Мама ему отвечала в таких случаях:

Виктор Голявкин «Сплошные чудеса»

Дело было так. Сначала я начал разгибать гвоздь в кухне на кафельном полу. А он не разгибался. Я хлопнул по нему молотком со всей силы, и три кафельные плитки разлетелись вдребезги. Целый час я возился с гвоздём. Мне захотелось есть. Я поставил на плиту варить картошку и обнаружил пропажу гвоздя. Я сбегал на стройку и притащил пять плиток и цемент. Я взялся за работу, но, как ни старался, мои плитки никак не укладывались вровень с другими. Две проваливались очень глубоко, а одна возвышалась над всеми. Я хлопнул по двум плиткам молотком, и они разлетелись вдребезги. Я вставил на их место запасные, но они возвышались над другими, и я не решился хлопнуть по ним молотком. Стал подчищать ножичком пол, после чего обнаружил, что и теперь они проваливаются. Я густо намазал их цементом, но теперь они опять возвышались, как я ни нажимал на них. Я хлопнул по ним молотком, и они разлетелись вдребезги.

Виктор Голявкин «Давно бы так!»

Зимой спортсменам раздолье: коньки, лыжи и прочее. И летом хорошо спортсменам: хочешь - плавай, хочешь - в футбол играй.

А осенью? Нет ни снега, ни солнца. Настроение у многих скверное. Начинают грустить и бездельничать. Дома сидят сложа руки. И смотрят в окно. Зо окном дождь и ветер. И вот они дома сидят и грустят.

Виктор Голявкин «Быстрей, быстрей!»

Наши шефы, шестой «А», соревновались с шестым «Б» - кто лучше и быстрее поможет одеться в раздевалке своим подшефным. И вот после звонка мы помчались в раздевалку, и тут началось это одевалочное соревнование. Два шестых уже ждали своих первоклассников. Очень строгое жюри устроилось на подоконнике, чтобы лучше видеть. Пятьсотсвечовые лампочки вкрутили дополнительно к дневному свету. Самодеятельный школьный струнный оркестр расположился невдалеке. Оркестр грянул - и пошло! Ох, что тут было!

Виктор Голявкин «Горка»

- Эх, съехать бы с горки на санках, - мечтали малыши Петя и Вася, - а не возить друг друга за верёвочку по ровному месту.

Но возле их дома горок не было.

И они решили написать заявление, как это делают взрослые.

Они напишут заявление и бросят его в почтовый ящик. И взрослые позаботятся, чтобы у них была горка, когда прочтут заявление.

Виктор Голявкин «Поиграли»

Пообедав, Валерик пришёл к Лёше поиграть в игрушки.

А Лёша как раз обедал.

- Поиграй сам в комнате, - сказала Лёшина мама, - пока он поест.

Валерик пошёл в комнату играть в игрушки, а Лёша ему кричал из кухни:

- Ну, как? Хорошо играешь?

- Хорошо, - отвечал Валерик.

Виктор Голявкин «Забыл»

Леня делал уроки, решал задачу.

И поставил в тетрадке кляксу. Стал искать промокашку. Ходил-ходил по комнате и в кухню зашёл. И забыл, что ему было нужно. «Зачем, - думает, - я в кухню пришёл?»

Заглянул в кастрюльку, чтоб вспомнить, - никак не вспомнит!

Виктор Голявкин «Вот что интересно!»

Когда Гога начал ходить в первый класс, он знал только две буквы: О - кружочек и Т - молоточек. И всё. Других букв не знал. И читать не умел.

Бабушка пыталась его учить, но он сейчас же придумывал уловку:

- Сейчас, сейчас, бабуся, я тебе вымою посуду.

И он тут же бежал на кухню мыть посуду. И старенькая бабушка забывала про учёбу и даже покупала ему подарки за помощь в хозяйстве

Виктор Голявкин «Карусель в голове»

К концу учебного года я просил отца купить мне двухколёсный велосипед, пистолет-пулемёт на батарейках, самолёт на батарейках, летающий вертолёт и настольный хоккей.

- Мне так хочется иметь эти вещи! - сказал я отцу. - Они постоянно вертятся у меня в голове наподобие карусели, и от этого голова так кружится, что трудно удержаться на ногах.

- Держись, - сказал отец, - не упади и напиши мне на листке все эти вещи, чтоб мне не забыть.

- Да зачем же писать, они и так у меня крепко в голове сидят.

Виктор Голявкин «Кому что удивительно»

Танька ничему не удивляется. Она всегда говорит: «Вот уж не удивительно!» - даже если бывает и удивительно. Я вчера на глазах у всех перепрыгнул через такую лужу... Никто не мог перепрыгнуть, а я перепрыгнул! Все удивились, кроме Тани.

«Подумаешь! Ну и что же? Во уж не удивительно!»

Я всё старался её удивить. Но никак не мог удивить. Сколько я ни старался.

Виктор Голявкин «Как тётя Фрося разрешила спор»

Заспорили во дворе ребята, кто больше всех загорел за лето.

- Я больше всех загорел, - сказал Вова.

- Нет, я, - сказал Петя.

- У тебя уши белые, - сказал Вова.

- Уши не в счёт, - сказал Петя, - я в шляпе ходил.

Виктор Голявкин «Как я всех обмануть хотел»

Мне про это рассказывать даже не хочется. Но я всё-таки расскажу. Все думали, я и вправду больной, а флюс у меня был не настоящий. Это я промокашку под щёку подсунул, вот щека и раздулась. И вдобавок гримасу состроил - вот, мол, как зуб у меня болит! И мычу слегка; это я всё нарочно сделал, чтоб урок не спросили. И Анна Петровна поверила мне. И ребята поверили. Все жалели меня, переживали. А я делал вид, что мне очень больно.

Виктор Голявкин «Про металлолом»

Толик вёз по улице старую заржавленную кровать. А Маша везла старый заржавленный якорь.

Они везут это в школу, поскольку — металлолом. Толик говорит:

- В моей кровати весу больше, чем в твоём дурацком якоре. Значит, я больше тебя собрал.

Маша говорит:

- Это ещё неизвестно. Мой якорь весь полный, а кровать твоя надутая.